Регистрация



Новости от RedTram

Новотека

Свежие комментарии

Все комментарии

Опрос

Ложь во благо?
 
 
 
Всего голосов: 51
Категория: Культура
Просмотреть все опросы

Подписка

Введите свой Email:

Мафия ООН хочет посадить весь мир на иглу
(4 Голосов)
Вредные привычки

Мафия ООН хочет посадить весь мир на иглуГлобальная комиссия ООН пришла к выводу, что легализация наркотиков во всем мире и прекращение уголовного преследования наркоманов будут более эффективны, чем война против распространения наркотических веществ.

В состав комиссии вошли бывший генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Кофи Аннан и бывшие президенты Мексики, Колумбии и Бразилии. В докладе отмечается, что борьба с наркотиками привела лишь к усилению наркоторговли и организованной преступности. При этом она обходится налогоплательщикам в миллионы долларов и уносит жизни тысяч людей. По данным ООН, употребление опиумсодержащих средств возросло с 1998 по 2008 гг. на 35%, кокаина – на 27%, марихуаны – на 8,5%.

Опиумные войны

Опиумные войны — шикарная тема для журнальной статьи.
Масса пикантных подробностей. Само слово будоражит и дразнит воображение. Притоны Кантона. Длинные трубки с фимиамом. Прекрасные китаянки в ципао. Морские сражения и осада крепостей. Торговцы на джонках и финансисты в цилиндрах. Склады с опиумом на набережной Гонконга. Иностранные концессии и коррумпированные китайские чиновники. Малярия и дизентерия. Пираты. Миссионеры. Авантюристы и контрабандисты.
Эти детали настолько эффектны и зрелищны, что за ними легко забыть о сути конфликта. На самом деле история эта не про опиум, а про торговый баланс и способы его корректировки. Тема не менее вечная, чем наркотики. И, кстати, не потерявшая актуальности и сегодня.
Действующие лица все те же. Как и двести лет назад, Китай в настоящее время имеет огромный торговый профицит со своими основными партнерами на Западе, которые, как и раньше, абсолютно не представляют, что с этим сделать. Времена, впрочем, уже не те, вместо Нанкинского договора — соглашение о вступлении в ВТО, опиум девальвировался до кока-колы, сражения выигрываются и проигрываются на Олимпийских играх.
На Западе опиумные войны уже давно стали историей, о которой помнят лишь специалисты, но в Китае память об этом периоде все еще свежа. Опиумные войны открывают череду унижений и поражений, за которые в Китае еще только готовятся взять окончательный реванш.

Неравноценный обмен

Первая опиумная война разразилась в 1840 году, но почва для нее готовилась несколько десятилетий. Более или менее регулярные торговые отношения между Китаем и Великобританией установились еще в начале XVIII века, причем не заладились для британцев они почти сразу.
Китайцы в то время чувствовали себя абсолютно самодостаточными, и британцам просто нечего было им предложить. К тому же китайские власти фактически отрезали иностранных торговцев от богатых и населенных северных районов (в том числе и от Пекина), разрешив им торговать (да и то с целым рядом оговорок) лишь в Кантоне, на самом юге страны. Все контакты между иностранными купцами и местным населением были строго ограничены, иностранцы жили в специально отведенном районе, и посещать сам город им было запрещено.
Со своей стороны, жители Туманного Альбиона довольно быстро пристрастились к китайскому чаю, который уже к середине XVIII века превратился в одну из важных статей британского импорта. К 1785 году East India Company, обладавшая монополией на торговые операции в Индии и Китае, покупала 15 млн фунтов китайского чая в год. Почти 75% этих закупок англичане были вынуждены оплачивать серебром, которого, во-первых, было жалко, а во-вторых, со временем стало просто не хватать.
Нельзя сказать, что у иностранцев вообще не было товаров, способных заинтересовать китайских купцов. В Китай ввозили американский женьшень, который пользовался популярностью как лекарственное средство. Уже в начале XIX века американцы начали продавать шкуры морских котиков, ставшие настоящим бестселлером в Китае. Но морских котиков оказалось маловато: если в 1812 году в Китай было завезено более 1 млн 700 тыс. шкур, то уже в 1830-м лишь шесть тысяч — это все, что американские охотники на котиков сумели забить.

 

Интересовали китайцев и другие вещи, например британские часы с боем, но всего этого явно не хватало, чтобы компенсировать растущий импорт китайского чая. Требовалось радикальное решение, что-то принципиально новое, что могло бы в корне изменить характер торговли между Китаем и Британской империей.
Опиум для китайского народа
Ноу-хау по использованию опиума для торговли в Азии принадлежит не англичанам, а голландцам, которые в XVII веке активно продавали его в Индонезию в обмен на перец. Уже тогда у этой торговли была скрытая цель: голландцы надеялись с помощью этого наркотика сломить моральный дух индонезийцев, сопротивлявшихся распространению голландских плантаций.
Британцы получили доступ к опиатам лишь в середине XVIII века после завоевания индийской Бенгалии, одного из самых известных в Азии центров по выращиванию опиумного мака. Вначале англичане не очень понимали, что им делать со свалившимся на них счастьем, и даже попытались остановить наркоторговлю. Так, в 1771 году представители East India Company в Гонконге обратились к своим индийским коллегам с просьбой прекратить уже существующую контрабанду опиума в Китай, так как она «мешала легальной торговле». Эти настроения разделял и британский губернатор Бенгалии Уоррен Хастингс.
Благим намерениям помешала большая политика. Великобритания платила за китайский чай испанским серебром, которому китайцы доверяли больше всего. Во второй половине XVIII века Испания стала союзником США в войне за независимость. Из-за чего в начале 80-х годов поставки испанского серебра в Индию почти полностью прекратились. За китайский чай стало нечем платить. При этом в Бенгалии скопились большие запасы опиумного мака, торговля которым с приходом британцев резко сократилась. Искушение было слишком большим, а решение проблем — слишком очевидным, чтобы им можно было пренебречь.
В 1782 году Хастингс посылает два корабля с опиумом к берегам Южного Китая. Один из них попадает в засаду к французским пиратам, но второй благополучно достигает Макао. Начало великому опиумному пути положено.

Старый знакомый

Китайцы познакомились с опиумом еще в V–VI веках нашей эры и использовали его в основном как медицинский препарат. В 1678 году китайские власти установили пошлину на ввоз опиума для медицинских целей. В течение последующих 77 лет объемы легального импорта практически не возрастали и находились на уровне 200 ящиков в год (опиум перевозился и измерялся в специальных емкостях — chests: в каждую входило более 150 фунтов опиумного сырья).
Наряду с официальными каналами поставки опиума существовали и незаконные. Опиум попадал в западные провинции Китая через Тибет и Бирму и использовался уже по своему «прямому» назначению. В среднем в год западные китайцы выкуривали около тысячи ящиков зелья. Употребление опиума было незаконным и грозило достаточно суровым наказанием.
На юге же Китая об опиуме в то время почти ничего не знали. Первая попытка продать опиум в Китае принесла Хастингсу убытки в четверть миллиона серебряных долларов. На привезенный в Макао товар просто не нашлось покупателей, его пришлось продавать по демпинговым ценам в Сингапуре.
Но настойчивые попытки британцев привели к тому, что уже через пятнадцать лет ситуация кардинально изменилась. Настолько, что в 1799 году императорский двор издал новый указ, ужесточающий запрет на торговлю опиумом. Опиум стал единственным товаром, который был исключен из списка свободной торговли в Кантоне. Тем не менее в том году в Китай было контрабандой ввезено 4 тыс. ящиков опиума, и его потребление начало заметно расти.

Баланс найден

Распространение опиума в Китае не замедлило сказаться на торговом балансе между Китаем и Великобританией. К 1805 году движение серебра в сторону Пекина полностью остановилось, а уже в 1806-м серебро потекло в обратную сторону. Поставки чая из Китая в Британию также быстро росли: к 1830 году, до начала производства чая в Индии, East India Company продавала 30 млн фунтов чая в год, а чайный налог достигал десятой доли доходной части бюджета Великобритании.
Вплоть до 1817 года монополия на выращивание опиума принадлежала East India Company, которая старалась контролировать его поставки в Китай. Все эти годы китайский импорт опиума практически не увеличивался и находился на уровне 4–5 тыс. ящиков в год — таким образом компания пыталась максимизировать свою выручку. East India Company, не желая рисковать своим чайным бизнесом, максимально дистанцировала себя от наркоторговли — опиум продавался на аукционах в Индии по цене, в четыре раза превышавшей производственные издержки, а затем переправлялся в Китай частными торговцами. Из-за высокой стоимости и недостаточного предложения до начала 30-х годов XVIII века опиум в Китае оставался развлечением для состоятельных слоев населения, о нем слышали почти все, но позволить себе могли лишь немногие избранные.
Однако по мере того как дешевые ткани с новых британских мануфактур потоком идут в Индию, более дорогая продукция местных производителей вытесняется, а покупательная способность индийцев падает. Внутрииндийский спрос все больше начинает зависеть от количества произведенного опиума, которое, в свою очередь, было производной от размеров китайского рынка. Кроме того, британские коммерсанты уже вовсю нацеливаются на китайский рынок, все еще практически полностью закрытый для иностранных товаров. Давление на британских дипломатов в Китае растет, от них требуют добиться доступа английских товаров на китайский рынок.
Примерно в то же время в торговлю опиумом включаются американцы и португальцы, начавшие производить опиум с меньшими издержками и продавать его дешевле. В 1817 году американцы, у которых к тому времени была десятая часть торговли опиумом в Кантоне, приобретают турецкого опиума на полмиллиона долларов. Успеха эта операция не имела, вкус у турецкого опиума был другим, и он не очень понравился китайцам, но сам опыт очень показателен.
В 1818 году в Индии появляется новый источник опиума, султанат Малва. С 1820 года оттуда в Китай ежегодно поставляется около 2 тыс. ящиков опиума. Столкнувшись с потерей монополии, East India Company отреагировала снижением цены и увеличением собственных поставок. С начала 20-х годов XIX века торговля опиумом полностью вышла из-под контроля. В 1821 году китайские власти провели очередную антинаркотическую кампанию, даже приостановив на два месяца все поставки чая, но действия это не возымело: к 1830 году поставки опиума в Китай возросли в 10 раз — до 20 тыс. ящиков.
В 1829 году торговля выходит на новый уровень, в Индии со стапелей сходит новый быстроходный клипер Red Rover, построенный на средства тогдашнего генерал-губернатора Индии лорда Вильяма Бентика. Новое судно может делать три рейса в год между Индией и Китаем вместо одного. За первым быстроходным кораблем следуют и другие, впрочем, судов все равно не хватает — для перевозки опиума используют бывшие рабовладельческие корабли, возившие негров из Африки в США. В 1830 году опиум становится самым торгуемым товаром в мире, к нему начинают приобщаться широкие массы китайцев.

Две войны

В 1833 году East India Company окончательно теряет монополию на поставку чая в Великобританию, и уже на следующий год импорт возрастает на 40%, но экспорт опиума в Китай растет такими же темпами — на треть с 1830-го по 1836 год, до 30 тыс. ящиков.
Императорское казначейство бьет тревогу. За десять лет, с 1830-го по 1840 год, иностранцы заплатили 7 млн серебряных долларов за китайские товары, в то время как китайцам впарили опиума на 56 млн серебряных долларов! Торговый дефицит уже грозит кризисом китайской экономике — из-за роста стоимости серебра внутри страны крестьянам становится все сложнее платить налоги, усиливается социальная напряженность.
В 1839 году китайцы предпринимают первую решительную попытку положить конец опиумной торговле. Новый уполномоченный императора по руководству морскими силами провинции Гуандун Линь Цзэсюй блокирует иностранные фактории (места компактного проживания иностранцев рядом с Гуанчжоу) на полтора месяца, а также конфискует более 20 тыс. ящиков с опиумом на сумму 3 млн фунтов стерлингов.
В ответ в 1840 году Великобритания направляет к берегам Китая военно-морской флот, который одерживает серию побед над китайскими вооруженными силами. Результатом этих побед становится подписание в 1842 году Нанкинского договора, согласно которому Великобритания получала в вечное пользование остров Гонконг, превратившийся на десятилетие в главную базу европейских и американских торговцев опиумом. Еще более важным прорывом стало открытие для иностранцев пяти портов на территории Китая — Гуанчжоу, Самэня, Фучжоу, Нинбо и Шанхая.
Вторая опиумная война в конце 50-х годов XIX века закончилась для Китая еще печальнее, чем первая. Французские и английские войска дошли до Пекина и разграбили Летний дворец — резиденцию императорского двора. (В числе трофеев оказались несколько собачек породы пекинес, одна из которых попала к королеве Виктории.) Правящей династии Цин приходится сражаться на два фронта — против иностранных «варваров» и доморощенных бунтовщиков, в стране набирает обороты восстание тайпинов. В 1858 году союзники подписывают с династией Цин Тяньцзиньский договор, который легализует торговлю опиумом и открывает Китай для иностранных товаров.
Психологическое оружие
К 1864 году, когда восстание тайпинов было окончательно подавлено, на Великобританию приходилось более 90% всей торговли с Китаем. Экспорт хлопка в Китай увеличился с 113 млн ярдов в 1856-м до 448 млн в 1880 году. Экспорт опиума из Индии вырос с 58 тыс. ящиков до более чем 100 тыс. В 1832 году на опиум приходилось лишь одна восемнадцатая часть всех доходов Индии, за сорок лет эта доля увеличилась до одной восьмой. Опиум полностью изменил характер торговли между Западом и Востоком не в пользу последнего.
Употребление опиума оставалось важной частью китайской жизни вплоть до падения династии Цин в начале XX века. Ближе к концу XIX столетия опиум окончательно превратился из средства регулировки торгового баланса в мощное психологическое оружие. Масштабы распространения этого наркотика поражали. По некоторым данным, до трети участников восстания тайпинов употребляли опиум. По оценкам иностранцев, наблюдавших за действиями китайской армии против японцев в конце XIX века, китайцы были полностью деморализованы из-за пристрастия к опиуму.
«Пока Китай остается нацией наркоманов, нам не стоит бояться того, что эта страна превратится в серьезную военную державу, так как эта привычка высасывает жизненную силу из китайцев», — так завершил свое выступление в 1895 году британский консул в Китае Джефф Херст, выступая на заседании Королевской комиссии по опиуму.
Поставки опиума в Китай из Индии прекратились лишь в 1917 году, через пять лет после падения династии Цин. Полностью покончить с его употреблением удалось лишь после образования нового, коммунистического Китая в 1949 году.
Источник: Эксперт.ру

О наркоситуации в Афганистане

Информация об объемах производства наркотиков в Афганистане достаточно противоречива. Ниже, в таблице, приводятся сведения на конец 2001 года, полученные из ФПС России и французского Комитета по изучению наркотиков и наркомании (ФКИНН).

По данным ФПС России По данным ФКИНН Производство опия в Афганистане в 1999 году Более 4 тыс. тонн 4,5 тыс. тонн Производство опия в 2001 году Почти 200 тонн 185 тонн Доходы от продажи опия, полученного с 1 га посевов мака Около 8 тыс. долл. США 9 тыс. долл. США Доходы от продажи пшеницы с 1 га пашни 580 долл. США 800 долл. США

По указанной причине к информации о наркоситуации в Афганистане следует относиться если не скептически, то осторожно.
Экспертные выкладки и реальные итоги
Согласно оправдавшимся выводам ведущих европейских экспертов, в 2002 году незаконный экспорт афганского героина и опия в Европу и другие страны мира должен был значительно возрасти. Этот прогноз основывался на резкой дестабилизации политической и экономической обстановки в стране, затяжной засухе, непрекращающемся голоде, нищете и общем хаосе. Иностранцы, оккупировавшие Афганистан, как и предполагалось, оказались в незавидном положении, т.к. в целях оправдания своего присутствия, «им придется на многое закрыть глаза» (Ален Лабрусс, работник ФКИИН).
По сведениям от ноября 2001 года, после кратковременного и не контролировавшегося тщательно талибами запрета сев мака снотворного в Афганистане возобновился в пределах всей страны. Местные эксперты утверждали, что этому немало способствовала война талибов с США: в наркобизнес ударились и сторонники радикальных исламистов из южного Афганистана, и их противники из северной его части.
Если по данным МВД России (ноябрь, 2001 г.), на период афганского конфликта поступление героина в Россию вроде бы несколько сократилось, то уже в январе 2002 г. поток наркотиков из Афганистана в Россию ослабевать перестал. Также и по наблюдениям в Афганистане выброс опиума и героина, а также морфия на «черный» рынок повысился.
В апреле 2002 г. эксперты стран Содружества вновь начали проявлять повышенную тревогу о реальной перспективе роста контрабанды героина и опия в СНГ и далее в Европу, в случае того, если международное сообщество не примет широкомасштабных реальных мер по нормализации наркоситуации в Афганистане. В первую очередь подобные меры должны были включать кредитование и переориентацию крестьян на культивирование других сельскохозяйственных растений. Иначе, отмечали они, урожай мака в 2002 года может превысить рекордный урожай 1999 года, равный 4,6 тыс. тонн опия-сырца.
Мировая пресса, в частности, «Дейли Ньюс» (Нью-Йорк, 11.12.2001) высказывала удивление, почему «за все время с начала военных действий в Афганистане нигде не было ни одного сообщения о бомбардировке маковых полей, о хотя бы одном случае захвата хранилища с наркотиками в горных пещерах или задержании на границе крупного груза с контрабандным героином».
Аналогичное недоумение присутствовало у бывшего директора ФПС России генерал-полковника Константина Тоцкого. Об этом он заявлял 22 января 2002 года на встрече с журналистами: «Мы проинформировали Интерпол, Управление ООН по борьбе с наркотиками о месте нахождения лаборатории и завода по производству наркотических веществ на территории Афганистана, в том числе дали координаты семи новых лабораторий на границе с Таджикистаном».
Немногим спустя, 9 апреля 2002 года, он повторил свои вопросы еще раз. При этом генерал подчеркнул, что мировое сообщество поставило туда 250 тыс. тонн гуманитарных грузов, но «афганские крестьяне до сих пор не получили помощь для проведения посевных работ».
И вот, как сообщил пресс-центр ФПС России, за минувший, 2002 год, российские пограничники изъяли на таджико-афганской границе свыше 4 тонн наркотиков, в том числе 2,3 тонны героина. Пограничники 37 раз вступали в бой с вооруженными нарушителями, уничтожили 41 наркокурьера, оказавших сопротивление при задержании.
Подводя итоги работы в 2002 году, начальник Главного штаба ФПС России генерал Н. Резниченко заявил, что в 2003 году поток наркотиков через эту южную границу не уменьшится, поскольку «Никаких серьезных мер по уничтожению посевов опиумного мака и ликвидации лабораторий в Афганистане не предпринимается».

Внутренняя обстановка в Афганистане

Новое правительство Афганистана 16 января 2002 года запретило культивирование мака и производство из него наркотиков, их вывоз и т.п. Как полагают эксперты, эта мера могла бы оказаться действенной, в случае перехода крестьян на выращивание такой сельхозпродукции, выгода от продажи которой окажется альтернативной доходам от торговли опиумом. В противном случае члены банд «Аль-Каида», рассеянные силами антитеррористической коалиции, по-прежнему будут иметь мощную финансовую поддержку от торговли наркотиками для поддержания и развития своей международной террористической деятельности.
Спустя три месяца, в апреле 2002 г., афганская администрация предложила крестьянам 700 долл. США за акр (0,4 га) мака, если они прекратят его выращивание, а в мае – более тысячи долларов. Рассматривавшаяся ранее сумма в 250 долл. за акр жителей селений категорически не утраивала, т.к. один гектар мака позволяет выручить 16 тыс. долл. На этой почве в некоторых местностях страны вспыхнули беспорядки, повлекшие человеческие жертвы (к примеру, в провинции Гильменд от рук властей погибли 8 человек и 35 получили ранения). В итоге наркобизнес в Афганистане расцвел еще более пышным цветом: общие поступления от культуры мака снотворного в 2002 году возросли до 1,2 млрд. долларов США, хотя в провинции Гильменд удалось уничтожить 4 800 га, Нангархан – 3 200 га, Урузгане – 860 га незаконных посевов мака.
По этому поводу заместитель Генерального секретаря ООН Жан-Мари Гэнно сказал, что безальтернативное уничтожение культуры опиума создает напряженность между населением страны и силами афганского правительства, призванного вести борьбу против наркотиков.
Таким образом, даже на основе приведенных выше сведений, можно сделать вывод: международная антитеррористическая операция проводилась Западными странами в Афганистане без глубоких консультаций с этнологами, аграриями и в отсутствие заранее продуманных действий о параллельном разрушении главной экономической инфраструктуры страны – наркобизнеса, налаживания новых экономических механизмов бытия простого населения.
Одним из подтверждений сказанного является явное запаздывание внедрения проекта Стратегии по борьбе с производством наркотиков в Афганистане силами США и ряда других государств. Этот документ не вступил в действие ни на момент начала повсеместного сбора опиума в конце марта 2002 года, ни год спустя.
Финансовые ожидания накаляют обстановку
На Международном форуме по контролю над наркотиками 2002 (21-25 апреля 2002 года, Токио) специалисты из 35 стран мира сформулировали рекомендацию о том, что международное сообщество должно настоятельно поддержать усилия Афганистана в его борьбе с незаконным оборотом наркотиков; оказать помощь в развитии альтернативных зерновых культур, учреждении эффективной системы правоприменительной деятельности.
Согласно расчетам мировых банков, на восстановление Афганистана потребуется более 1,8 млрд. долл. Американцы намеревались оплатить 17% предстоящих расходов или 296 млн. долл.
В феврале 2003 года, вновь в Токио, на международной конференции, посвященной проблемам восстановления мирной жизни в Афганистане, была достигнута договоренность о выделении Кабулу в общей сложности 50,7 млн. долл. (Япония – 35 млн., США – 10 млн., Великобритания – 3,5 млн., Канада – 2,2 млн.). Спустя месяц, в середине марта 2003 года, Оттава заявила о предоставлении в течение двух лет на восстановление Афганистана 250 млн. канадских долларов, хотя ранее, в сентябре 2001 года, Канада обязалась выделить такой помощи на сумму 116,6 млн. долларов.
В тех же числах на встрече в Брюсселе власти переходного правительства Афганистана обратились к 40 международным донорам с просьбой о финансовой поддержке. Министр финансов Ашраф Гани Ахмадзаи и его коллеги пытались получить 1 млрд. долл., чтобы заполнить брешь в бюджете страны на 2003 финансовый год. Американская сторона пообещала предоставить 820 млн. долл. на указанный период времени, то есть в 2,7 раз больше намеченной прежде суммы.
Согласно информации Всемирного банка, за последние годы Афганистану было перечислено 1,3 млрд. долларов международных денежных вливаний, из которых менее половины затрат пришлось на реконструкцию, а большая часть использовалась на гуманитарную помощь. Однако афганцы теряют надежду на финансовую поддержку извне. Они вспоминают, что после ухода советских войск из Афганистана американцы надолго потеряли интерес к их стране, и народ погрузился в долголетнюю пучину кровопролитной гражданской войны. Опасения вызывает и военное вторжение американцев в Ирак, что может повлечь утрату интереса к Кабулу.
В целом же, как утверждают специалисты по Афганистану, давно пора выписывать чеки, – ведь социальная обстановка в стране накаляется буквально день ото дня.
Во-первых, растет число противников нового режима – власти, запретившей культивирование мака без какой-либо альтернативной поддержки. Крестьяне оказывают нарастающее сопротивление ставленникам проамериканского режима, которые пытаются уничтожать посевы мака. Здесь нельзя забывать, что торговля наркотиками, пожалуй, один из наиболее стабильных доходов многодетных семей бедняков, а таковых среди населения большинство. Напомним, что средний доход в Афганистане не составляет и двух долларов в день. По уровню детской и материнской смертности страна занимает четвертое место в мире; средняя продолжительность жизни не превышает 45 лет, и один из каждых четырех детей погибает, не достигнув 5-летнего возраста.
Во-вторых, освободившиеся от вооруженного противостояния силы Северного альянса, пополняют и без того плотные ряды безработных, сколачиваются в банды. А беспомощность властей, по словам начальника сил безопасности провинции Кандагар Мохаммада Акрама такова, что «те, кто еще недавно состоял на службе у афганского правительства, дезертируют сотнями». Причина – у правительства нет средств, чтобы оплачивать денежное довольствие госслужащих даже в тех местах, откуда выбиты формирования талибов. По этому поводу, как сообщают заслуживающие доверия источники, брат президента Афганистана Ахмад Вали Карзай заявил: «…граждане страны ненавидят талибов, но у правительства нет сил и средств содержать даже тех, кто мог бы предупреждать об их приближении».
Правда, в условиях острого безденежья власти Афганистана проводят кампанию по привлечению к службе в полиции женщин. На сегодняшний день в полицейской академии среди 1429 слушателей числятся всего 29 женщин. Принимая во внимание, что слабый пол на Востоке обычно стоит на низшей ступени социальной лестницы в сравнении с мужчинами, остается загадкой – каким образом намерено расплачиваться с ними правительство, когда для «сильного» пола нет никакой зарплаты.
В-третьих, полным ходом идет «война листовок»: одни предлагают деньги за поимку бойцов «Аль-Каиды», другие – за «отстрел» американцев и европейцев. В южных районах Афганистана служители ислама открыто призывают местное население не подчиняться властям, и нападать на всех оккупантов. Один из результатов такой пропаганды – обстрел штаб-квартиры сил ООН в центре Кабула и лагеря бундесвера на окраине столицы в конце марта. Атака проводилась 122-мм ракетами с радиусом действия до 40 км с боеголовкой весом 6,5 кг, запуск которых можно осуществлять из-за пределов зоны ответственности вооруженных сил международной антитеррористической коалиции.
Кроме того, среди афганского населения активно распространяется информация о противозаконности и жестокости содержания их соплеменников и других арабов на американских военных базах в Гуантанамо (Куба) и в Баграме (Афганистан). Согласно информации от правозащитных организаций, этих лиц, которых власти США не признают военнопленными, подвергают пыткам и иным способам унижения человеческого достоинства. Как заявил в Кабуле Саиф Рахман – один из отпущенных узников Баграма – американские тюремные надзиратели отобрали у него всю одежду, обливали по ночам ледяной водой, избивали. Только в декабре минувшего года двое афганских заключенных умерли от побоев. В течение всего времени содержания арабов в Гуантанамо совершено 25 попыток суицида, из них 15 – с января по середину апреля 2003 года. Однако особенно возмущение, к примеру, неправительственной организации «Международная амнистия» вызывает незаконное содержание несовершеннолетних арабов, что противоречит фундаментальным принципам международного права. Другая правозащитная организация «Хьюман райтс уотч» направила письмо министру обороны США Дональду Рамсфелду с требованием либо предъявить детям конкретное обвинение в совершенных ими преступлениях, либо этапировать на родину.
Разумеется, все эти факты, обрастая слухами и домыслами, не служат делу разрядки социальной напряженности в Афганистане.
В-четвертых, транснациональная наркомафия, обнаружив, что иностранные миротворцы не намереваются глубоко вникать в проблемы Афганистана, всячески поощряет недовольство местных жителей сложившимся положением дел, тем самым еще более развязывая себе руки. Не случайно В. Трубников – Первый заместитель главы МИД России, после завершения заседания российско-американской рабочей группы по борьбе с терроризмом 24 января текущего года в Москве сделал сообщение для прессы, что с падением режима талибов наркоугроза со стороны Афганистана не уменьшилась.
Действительно, сегодня из Афганистана исходит две трети мирового трафика опиума. Лишь на границе Таджикистана и Афганистана в результате обстрелов и боестолкновений с наркокурьерами в течение 1993-2002 гг. погибли 159 и ранены 376 российских пограничников. В Иране аналогичные потери составили 13 тысяч человек!
По-прежнему отмечаются случаи, когда высокопоставленные чиновники правоохранительных органов и спецслужб Афганистана симпатизируют боевикам, а также включены в наркобизнес. Один из недавних примеров – Хазрат Али – шеф полиции провинции Нангархан, изобличенный в контрабанде наркотиков, похищении людей и потворстве боевикам «Аль-Каиды».
Год назад высказывались прогнозы: если в течение весны-лета 2002 года не начнется реальное улучшение социально-экономической ситуации в Афганистане, его народ опять может ввергнуться в пучину как внутренних распрей (между местными «феодалами» и полевыми командирами), так и партизанской войны против сил антитеррористической коалиции. К настоящему времени эти предположения также оказались во многом верны.

Текущее развитие наркоситуации в Афганистане

По данным 2003 года, в итоге недальновидной наркополитики иностранных освободителей Афганистана от правления талибов, выход героина из опия, собранного с более чем 70 тыс. га незаконных плантаций мака1 снотворного, в 2002 году вырос до 350 тонн. По мнению экспертов ООН, в этой стране 2003 год будет знаменателен сбором свыше 4 тыс. тонн маковой соломы, не считая многих сотен тонн выделенного из нее опия-сырца. Производство героина в 2003 году ожидается в размерах, не меньших 350 тонн (по самым радикальным прогнозам – до 600 тонн). То есть доход от торговли наркотиками внутри Афганистана может достигнуть 2 млрд. долл., что превысит 15% ВВП.
Как следствие этого резко увеличились потоки контрабанды наркотиков из Афганистана вовне по самым различным азимутам, в том числе, сквозь государства-члены СНГ и по балканскому маршруту. Лишь в приграничных с Таджикистаном районах, по мнению генерала Рустама Назарова – директора президентского агентства по борьбе с наркобизнесом Республики Таджикистан, функционирует не менее 50 лабораторий по производству героина.
Пакистанские пограничники регулярно изымают крупные партии наркотиков и оружия, поставляемые нелегально из соседнего Афганистана в лагеря беженцев из этой страны, размещенные на территории Пакистана. К примеру, в конце февраля 2003 года было перехвачено 3 тонны наркотиков, большое количество минометных бомб и зенитного вооружения. А за день до указанной конфискации в лагере беженцев Girdi Jungle (250 км к югу от г. Кветты) те же силовики обнаружили 1,3 тонны морфия, 22 минометных гнезда, 12 ящиков снарядов для зенитной артиллерии.
Высокопоставленный российский дипломат Замир Кабулов – специальный представитель главы МИД России по Афганистану, заметил, что «около 70% героина, распространяемого в России, произведено в Афганистане, а в Великобритании 90% этого зелья имеет афганское происхождение». По другим, но схожим сведениям, 50% наркотиков в Европу поступает из Афганистана через Пакистан и Иран.
22 апреля 2003 года российские пограничники в Таджикистане впервые задержали 750 граммов синтетического препарата – амфетамина, изъяв психотропное вещество у афганских наркокурьеров. Более чем тревожный знак, опуская то, что за январь-март 2003 года на таджико-афганской границе уже перехвачено 1,5 тонны наркотиков что в 4,5 раз больше, нежели за аналогичный период времени прошлого года; в 2 раза больше задержано и наркокурьеров. Тем временем в 19 афганских провинциях начался хорошо организованный сбор опиума. Причем наиболее интенсивно это происходит в провинциях Гильменд, Кандагар, Пактия, Пактика, Нангархар, Кунар, Бамиан, Фарьяб.
Остается надеяться, что вновь созданное Управление по борьбе с распространением наркотиков при Совете национальной безопасности Афганистана во главе с директором Мирвойсом Ясини станет одной из реальных преград на пути развития данной проблемы.
Афганистан в прицеле российской внешней политики
По выводам заместителя Генерального Секретаря ООН, директора Управления ООН по контролю над наркотиками и предупреждению преступности Антонио Мариа Коста есть необходимость принятия дополнительных мер для защиты России «от нелегального поступления наркотиков из Афганистана». В этой связи получила одобрение руководства ООН инициатива российского Президента В.В. Путина о создании 11 марта 2003 года Государственного комитета Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
Положительной оценки ООН удостоилось также взаимодействие Таджикистана и России в борьбе с наркотиками, поступающими из Афганистана. Со стороны Московской Патриархии выражена не меньшая благодарность российским пограничникам за содействие гуманитарной акции Российской Православной Церкви в Афганистане2.
На апрельском заседании Совета сотрудничества Россия-ЕС в Люксембурге уделялось немалое внимание проблеме движения наркотиков из Афганистана. Официальный представитель МИД России А. Яковенко подчеркнул: «Эта проблема уже вышла за региональные рамки и приобрела глобальный характер, затрагивая жизненно важные сферы безопасности Российской Федерации и Европейского Сообщества».
Исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по вопросам борьбы с международной контрабандой наркотиков и правоохранительным делам Пол Саймонс дал понять в начале марта 2003 года, что поиск путей выхода из сложившейся ситуации займет продолжительное время в силу целого ряда остающихся неразрешенными в Афганистане факторов. Он сообщил о завершении разработки правительством Великобритании совместно с кабульскими властями и экспертами ООН конкретного плана действий, направленного на борьбу с производством наркотиков в Афганистане. При этом он отметил: «Мы хорошо понимаем, что Россия является крупным рынком сбыта для афганского опиума, и возобновление выращивания опийного мака в Афганистане оказывает весьма серьезное воздействие на Россию и страны Центральной Азии».
В свою очередь, еще в самом начале текущего года погранведомства России и Германии высказали намерение предложить афганским властям свои методы борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Так, по итогам переговоров в Москве ныне бывший директор ФПС России Константин Тоцкий и статс-секретарь МВД ФРГ Фриц Керпер подписали протокол между ведомствами двух стран о сотрудничестве в пограничных вопросах. Важное место в протоколе занимает план совместных мероприятий на 2003 год и в частности, меры противодействия контрабанде наркотиков из Афганистана в страны Европы.
Несомненно, перекрытие каналов контрабанды наркотиков из Афганистана жизненно важно как для России и всех иных государств-участников СНГ, так и для многих других стран мирового сообщества. Надо полагать, в силу и этого обстоятельства, Министр иностранных дел Российской Федерации И.Иванов заявил, что Россия вернулась в освобожденный Афганистан всерьез и надолго, а «российско-афганские отношения уверенно возвращаются на традиционный путь дружбы и плодотворного добрососедства».
В мае 2003 года в Париже намечено проведение конференции по проблемам Афганистана. Приведет ли это очередное международное мероприятие к более конкретным результатам по стабилизации социально-экономической и политической обстановки в Афганистане? Будем надеяться.

Б.Ф. Калачев
профессор кафедры криминологии
Московского университета МВД России

Источник

Комментарии:

Метки: Америка | бизнес | война | ВТО | геноцид | деньги | доллар | Китай | мафия | наркомания | ООН

Похожие статьи:
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
НедавниеПопулярныеСлучайные
Использование и распространение материала приветствуется
(с активной ссылкой на источник)
Творческое объединение ПРАВДА© 2008-2016