Регистрация



Новости от RedTram

Новотека

Свежие комментарии

Все комментарии

Опрос

Смотрите ли Вы телевизор?
 
 
 
 
 
Всего голосов: 84
Категория: СМИ
Просмотреть все опросы

Подписка

Введите свой Email:

Сеть в геополитическом противоборстве. Штрихи к ситуации в Центральной Азии
(0 Голосов)
Политика

Штрихи к ситуации в Центральной АзииГеополитическое противоборство, разворачивающееся на просторах Евразии, дестабилизация ситуации в Казахстане требует внимательного к себе отношения. Осмысление складывающейся картины осложняется нарастающей динамикой, которая вынуждает при формировании оценок принимать во внимание процессы на всех аренах. Борьба разворачивается не на одной, но множестве взаимосвязанных досок, — экономической, военной, дипломатической и пр. Это делает уместным расширение понятия «стратегический капрал» и на геополитическую арену, когда локальные и тактические по своей природе действия могут оказать влияние на геополитические решения.

Задача еще более усложняется тем, что среда безопасности Центральной Азии в целом и Казахстана в частности близка к состоянию кризисной нестабильности, когда провал или нечеткие действия на одной из арен могут привести к широкомасштабной дестабилизации и геополитическим сдвигам. Напряженность социально-экономической ситуации может быть канализирована для достижения кумулятивного эффекта, пробивающего хорошо защищенную на первый взгляд конструкцию власти и региона. Власть, выстроенная на традиционных для региона строгих иерархических принципах, оказывается не готова к сценарию, когда напряженность практически мгновенно распространяется по всем уровням и стратам общества, ломая казалось бы прочные вертикальные и горизонтальные перегородки социума. Сосредоточение всей полноты власти в одном центре, делает систему еще более уязвимой. Да, системы выработки и принятия решений, природа власти в 21 веке по-прежнему остаются иерархичными, однако иерархичность уже не означает централизованность и не предполагает детальный контроль «сверху-вниз».

Таким образом, понимание специфики среды безопасности 21 века, должно стать первым шагом на пути осмысления ситуации и выработки адекватных откликов на брошенный вызов. В первую очередь, должно прийти понимание, что время простых изолированных решений, принимаемых в рамках той или иной арены, закончилось. Кроме того, Большая игра вбирает в себя различные по своей природе игры, когда каждый из игроков играет в свою игру. В одном случае это шахматная доска и партия, в другом – нарды и подбрасывание костей, прежде чем сделать очередной шаг, третьи играют в Го, опираясь на непрямые методы противоборства, четвертые видят карточный стол и покер, неотъемлемым элементом которого является блеф.

В разворачивающейся игре можно разглядеть черты традиционного геополитического противоборства «Суши» и «Моря», а Казахстан служит ярким примером того, каким образом континентальные государства реагируют на геополитические по своей природе вызовы. Выстраивание после развала СССР авторитарной системы власти, опирающейся на лидера, «отца нации», позволило справиться с институциональной слабостью государств и элит[ii]. Государства, которые оказались не в состоянии выстроить жесткую вертикаль власти, были втянуты в длительную нестабильность или гражданскую войну. Авторитарные лидеры постсоветского периода смогли обеспечить «подморозку» Евразии, давая возможность перевести дух и не допустить дальнейшей фрагментации геополитического пространства.

Речь, таким образом, идет о рефлексивной стратегии, когда в лучшем случае обеспечивается развитие тех или иных отраслей экономики, решение задач безопасности и обороны. Кроме того, персонифицированность власти приводит к тому, что психофизическая устойчивость лидера, становится критически важным элементом игры. Разворачивание целенаправленной информационной, дипломатической и пр. кампании, призванной ослабить или создать имидж слабого лидера, оказывается эффективным способом обрушения вертикали власти.

Завершение постсоветского периода и начало новой эпохи перемен ставит континентальные державы перед серьезным вызовом. Первая атака странами, принявшими решение создавать Евразийский Союз, отбита, и есть некоторое время, чтобы задуматься не только о рефлексивной политике и стратегии, но и активной. Окажутся ли страны продолжить заявленный курс на создание Евразийского союза или дрогнут, оказавшись на кромке хаоса? Это неприятное для политической системы состояние, и политики стремятся покинуть ее как можно быстрее. Однако нахождение на кромке хаоса несет с собой и позитивные моменты, так как процессы здесь разворачиваются качественно быстрее, и цели, достижение которых в зоне стабильности требует месяцев и даже лет и десятилетий напряженной работы, здесь могут быть достигнуты одним рывком. Глубокий системный кризис, близость к точке бифуркации несет с собой не только смертельную угрозу деградации и развала, но и шанс совершить качественный скачок.

Чтобы справиться с такого рода вызовом и оказаться в состоянии правильно выбрать время рывка, необходимы знания и интуиция другого порядка. Уильям Дугган в книге «Стратегическая интуиция»[iii] рассматривает роль и значение стратегической интуиции и инноваций. Автор описывает, каким образом стратегическая интуиция позволяет осуществить прорывы в область неизведанного, формировать отклик на незнакомые вызовы. Дугган проводит различие между интуицией эксперта и стратегической интуицией. «Интуиция эксперта работает для обычных ситуаций… стратегическая интуиция для незнакомой»[iv]. Интуиция эксперта работает в относительно хорошо известной и изученной области и предполагает тактические действия. Быстро и к месту найти правильный ответ и выбрать правильную тактику – это сущность интуиции эксперта. Стратегическая интуиция отличается от экспертной в трех ключевых моментах. Во-первых, она применяется к новой ситуации и незнакомой проблеме, во-вторых, работает на другом временном масштабе, в третьих использует множество уже существующих тактик и подходов в новой комбинации.

События последнего времени недвусмысленно говорят о необходимости обращения лидеров континентальных держав к стратегической интуиции. При этом уместной представляется применение к геополитической арене аналогии Лиддела Гарта, которую он использовал при рассмотрении ряда операционных проблем[v]. Речь идет о противоборстве двух различным образом вооруженных и экипированных гладиаторов, — Ретиариусе[vi] и Секуторе[vii]. Тактика более легкого и быстрого Ретиариуса сводилась к маневрированию и уклонению от прямого столкновения. Выждав удобный момент, Ретиариус старался набросить сеть на противника, лишая тем самым подвижности, чтобы нанести удар трезубцем. Тактика Секутора, очевидно, была противоположной. В Древнем Риме победа могла достаться как первому, так и второму, так как, несмотря на различный тип вооружения и тактику, оба гладиатора находились в равных условиях.

Однако в среде безопасности 21 века говорить о равенстве морских и континентальных держав не приходится. На сегодняшний день Морю удалось развернуть множество глобальных, в том числе и социальных, сетей, и новая фаза геополитического противоборства разворачивается в неравных условиях. Сеть на континентальные державы уже наброшена, и победа или поражение зависит от того, насколько быстро они смогут нейтрализовать ее. Пока что успешный отклик сводится к разрыву сетей, что позволяет отразить очередную атаку. Именно такое поведение мы видим на примере Белоруссии, Казахстана. Однако такие методы борьбы представляются неэффективными и заведомо проигрышными в долгосрочной перспективе. В 21 веке необходимо задумываться, каким образом континентальные державы могли бы освоить сети, перейдя от обреченной схемы геополитического противоборства к новой. Окажутся ли они в состоянии совершить такой скачок и освоить Сеть, как инструмент геополитического противоборства? Вызов, масштаб и глубину которого трудно переоценить.

——————————————————————————–

Понятие призвано отразить реалии среды безопасности 21 века, в которой молодой боец на передовой вынужден, порой, принимать тактические решения, оказывающие влияние на стратегическом уровне.. Krulak, Gen. Charles C., USMC. “The Strategic Corporal: Leadership in the Three Block War.” The Commandant’s Page, Marines Magazine, January 1999.

[ii] Подробнее смотри статью Арзуманян. Р. В. “Геостратегический контекст противоборства морских и континентальных держав,” подготовленную на основе подраздела монографии Арзуманян Рачья В. Сложное мышление и Сеть: парадигма нелинейности и среда безопасности 21 века. Ереван: научно-образовательный фонд “Нораванк”, 2011 (в печати).

[iii] Duggan, William R. Strategic Intuition: The Creative Spark in Human Achievement (Columbia Business School), New York: Columbia University Press, 2007.

[iv] Ibid., p.7.

[v] Liddell Hart, Basil H. The Ghost of Napoleon. New Haven, CT: Yale University Press, 1935, p. 98.

[vi] От латинского retiarius — «боец с сетью». Снаряжение гладиатора должно было напоминать рыбака, вооружение состояло из сети, которой он должен был опутать противника, трезубца и кинжала. Доспехи ограничивались наручем и наплечником, который закрывал плечо и левую часть груди. Вес экипировки составлял 7-8 кг, 2-3 из которых приходились на сеть.

[vii] От латинского secutor – «преследователь». Секутора также называли contraretiarius (противник ретиария) или contrarete (против сети). Секуторы были экипированы латами, снабжены большим прямоугольным щитом легионеров и гладиусом (коротким римским мечом). Закрывавший всё лицо шлем (кроме двух отверстий для глаз) должен был защитить лицо от острого трезубца соперника. Шлем был почти круглый и гладкий, чтобы сеть ретиария не могла зацепиться за него.

[i]Рачья Арзуманян, ЦСОиП

Источник

Комментарии:

Метки: Азия | атака | ВТО | геополитика | дестабилизация | дума | контроль | кризис | лидер | общество | победа | противоборство | развал | раздел | сеть | СССР | страна

Похожие статьи:
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
НедавниеПопулярныеСлучайные
Использование и распространение материала приветствуется
(с активной ссылкой на источник)
Творческое объединение ПРАВДА© 2008-2016