Регистрация



Новости от RedTram

Новотека

Свежие комментарии

Все комментарии

Опрос

Когда начнется Третья Мировая война
 
 
 
 
 
 
Всего голосов: 122
Категория: Политика
Просмотреть все опросы

Подписка

Введите свой Email:

Наш сосед - Великий Китай
(0 Голосов)
Политика

ЮРИЙ ГУСЕВ

ПОДНЕБЕСНАЯ

Древние расисты

В газете «Мир новостей» от 5 июля 2005 г. была помещена знаменательная статья «Зачем Петербургу Чайна-таун?». При этом автор подчеркивает, что место для Чайна-тауна выбрано в одной из лучших пригородных зон Петербурга, где планировалось возведение яхт-клуба и других строений, обеспечивающих отдых и здоровье горожан. Предполагается здесь поселить несколько десятков тысяч китайцев. Само же это решение принимается келейно, за спиной жителей Санкт-Петербурга, что вызвало демонстрации и протесты населения.

В нашей печати это уже не первая статья, где в той или иной степени рассматривается идея строительства Чайна-таунов и не только в Санкт-Петербурге. К сожалению, до недавнего времени в большинстве материалов та проблема обсуждалась либо апологетически для Китая, либо, в крайнем случае, нейтрально. И только совсем недавно в прессе стали заметны нотки определенной тревоги, однако серьезного анализа данному вопросу не дается.

Что касается Китая, то происходящее там и  особенности китайского народа, могущие иметь значение для населения СССР, известны намного хуже, чем других народов мира. На первый взгляд это утверждение кажется невероятным и не соответствующим действительности - наши отношения насчитывают не одну сотню лет, а у СССР и Китая наличествовала самая протяженная в мире сухопутная граница - 8,5 тыс. километров. Однако тут надо учитывать следующее.

После октябрьского переворота 1917 года Китай всегда рассматривался большевиками сначала как объект империалистической агрессии, которому необходимо всегда помогать, а затем - во времена «вечной и нерушимой дружбы» - как важнейший союзник в распространении «мировой революции» на Востоке. Поэтому все, что касалось Китая, подлежало жесткой и всеобъемлющей цензуре. Можно смело утверждать, что вся, абсолютно вся информация о Китае давалась очень выборочно и в соответствии с марксистскими догмами.

Китай - страна уникальная и не только потому, что это одна из самых древних цивилизаций на земле, но и потому, что это, пожалуй, единственная страна в мире, где чувство превосходства заложено в самом наименовании государства. Тысячелетиями Китай назывался и называется сейчас «Чжун го», что означает «срединное государство». Настоящее официальное наименование Китая переводится как «Срединная Китайская Народная Республика», а правительство - «срединное народное правительство». Везде эта «середина», которая переводится еще как «центр». Откуда же это взялось?

По традиционным представлениям, в центре Земли, где живут самые лучшие люди, где самая лучшая природа и лучший климат, где все самое лучшее, - живут китайцы. По углам же от китайцев живут другие народы, которые традиционно назывались «варварами». И чем дальше от центра, тем все хуже - и люди, и обычаи, и поведение людей, законы, культура и даже природа.

Интересно отметить, что подавляющее большинство китайских революционеров, боровшихся против иностранных захватчиков, превративших Китай в XIX столетии в полуколонию, видели конечную цель своей борьбы вовсе не в том, чтобы изгнать иностранцев и объединить Китай. Конечной целью они видели «возрождение» мифической «мощи» Китая, когда он якобы был «гегемоном в мире». Кстати, этих чувств не лишен был и весьма известный у нас знаменитый создатель гоминьдана доктор Сун Ятсен.

«Какое место занимал в мире Китай в древности?» - спрашивал он в шестой лекции о национализме. И отвечал: «Прежде Китай был очень сильной просвещенной страной, в мире он был первым могущественным государством и занимал место намного более высокое, чем современные державы вроде Англии, Америки, Франции, Японии. Ибо в то время Китай был в мире гегемоном».

А ведь это говорилось тогда, когда Китай еще был слаб, и для европейцев, читавших подобные высказывания, все казалось смешными фантазиями. Однако были и те, кто понимал, что за, казалось бы, смешными фантазиями стоят вопросы куда более серьезные.

Как тут не вспомнить яркие наблюдения русского дипломата-востоковеда Ивана Коростовца, который писал следующее: «Житель Поднебесной убежден, что все китайское лучше некитайского, и не в состоянии представить себе, что на свете есть нечто иное, заслуживающее внимания». И далее: «Национальная гордость, конечно, великое качество, и жалок народ, у которого его нет. Но китайцы в этом отношении заходят слишком далеко. Их национальная гордость, в сущности, не что иное, как чванливость и презрение ко всему некитайскому; ослепленные своим, они не дают себе труда узнать и проверить и осуждают огулом все иностранное, клеймя его словом варварское».

Хотелось бы привести интересный отрывок из книги «Китайцы у себя дома» английского миссионера Д. Макгована, написанной и переведенной на русский язык еще до октябрьского переворота. Книги, подобные сочинениям И. Коростовца, Д. Макгована и других авторов, при советской власти у нас никогда не переиздавались, а изданные изымались из обращения.

Вот что пишет Д. Макгован: «Имея дело с китайцами, не надо забывать, что склад их ума и морали совершенно иной, нежели у европейцев. В то время как мы прямо выражаем то, что хотим сказать, говорить о чем-либо прямо не в натуре китайца, и он предпочитает кружить вокруг да около. Не нужно даже долго жить в Китае, чтобы подметить эту черту китайского характера. Из разговора с китайцем вы далеко не всегда догадаетесь, что ему от вас нужно. Он будет долго говорить с вами с самым откровенным и простодушным видом, и в то же время вы чувствуете, что между его словами и тем, что он думает, лежит целая пропасть. Привычка говорить одно и думать другое настолько вкоренилась в китайцах, что даже в самых простых случаях вам трудно заставить китайца прямо ответить на ваш вопрос...Прямо поставленный вопрос противоречит всем его привычкам и всему складу его ума. Прямая постановка вопроса кажется ему почти грубой...они никогда не говорят того, что думают, представляя своему собеседнику угадывать свои мысли  каким угодно способом».

Можно сказать, что это, мол, дело прошлого. Но вот пример сравнительно недавний. В 1974 году в теоретическом журнале ЦК КПК «Хунци» появились статьи, рассказывающие о политике древнего китайского императора Уди (кстати, один из любимых персонажей Мао Цзедуна) в борьбе против сюнну (гуннов). В одной из них говорилось, что «северные варвары сюнну, алчно пуская слюни длиной в три чи, зарились на Западную Хань, как на кусок отборного мяса». Заявлено это было в самый разгар нападок на Советский Союз и его политику.

У европейца эти слова могут вызвать просто улыбку. Однако для китайцев, даже и не очень образованных, вполне очевидно было, что здесь речь шла об «агрессивных замыслах СССР против КНР».

Большинство изречений, подобных вышеприведенным, помещались в прессе КНР без всяких объяснений и комментариев еще тогда, когда официальная пропаганда проповедовала о приверженности к марксистско-ленинскому учению и «вечной и нерушимой дружбе» между КНР и СССР. В опубликованных материалах всячески подчеркивалось превосходство китайцев, или ханьцев, над другими людьми, которые людьми-то и не считались. Поэтому понятие «варвар» расшифровывается скорее как существо, близкое к животному миру. Недаром в Китае существует поговорка «цинь шоу син», что означает «поведение птиц и зверей», которые якобы присущи только «варварам», а не истинным ханьцам, которые назывались «этическими людьми».

Весьма интересно, что еще в начале XX столетия при династии Цин деление официальных должностей в Китае следовало этому правилу. Должности правителей, мудрецов, философов и всех тех, кто участвовал в духовном и политическом управлении государством, предназначались только для «этических людей». «Варвары» же, в силу своей «звериной природы», могли занимать должности военачальников и не могли претендовать на управление государством.

Конечно, было бы неверно утверждать, что сейчас каждый китаец мыслит именно таким вот обнажено расистским образом. Но тысячелетия истории, в течение которых в той или иной степени это проповедовалось постоянно, безусловно, оставили глубокий след прежде всего на уровне подсознания. И в периоды, когда по тем или иным причинам правители обращаются к национальному чувству, это моментально всплывает наружу, как бы оно ни маскировалось внешне.

Вообще опыт истории показывает, что там, где не дают отпор представлениям о своей особости, там махровым цветом расцветает ультранационализм и шовинизм.

 

Центр мира

А зачем далеко ходить и углубляться в даль веков. Стоит только осмотреться вокруг, и мы увидим, что малообразованные, плохо говорящие по-русски, далеко не лучшие представители своих народов, но хищные по натуре торгаши и спекулянты, с явного поощрения и при явной продажности власть имущих, захватили и монополизировали наши рынки и уже начинают смотреть на нас, коренных жителей, как на людей второго сорта из-за того, что у нас меньше денег. Их же дети с помощью награбленного у нас же богатства активно проникают в самые престижные учебные заведения (вот что значит платное образование, о преимуществах которого взахлеб твердят нам так называемые «демократы»), и мы не успеем оглянуться, как нам на шею взгромоздятся и будут управлять нами потомки вчерашних жуликов, спекулянтов и разбойников со всеми присущими этой публике традициями, взглядами на жизнь и поведением.

Опыт истории также показывает, что когда в том или ином государстве компактно живут иностранцы, не желающие смешиваться с коренным населением и даже соблюдать местные обычаи и законы, а власти из-за ложно понятых идей «толерантности», «прав человека» или по каким-то другим причинам ничего не предпринимают, то для общества это чревато весьма неприятными последствиями. Это лишний раз говорит о том, что национальные вопросы для любого общества являются одними из самых важных.

Как бы ни старались проповедники «общечеловеческих ценностей», «всемирной любви», «толерантности» и прочих идеалов, широко пропагандируемых в последние пятьдесят лет, но преодолеть многовековые традиции не так-то легко и просто.

Есть еще одна особенность, которая не сразу воспринимается умом, воспитанным в европейской системе координат. В качестве примера можно привести следующее.

Все знают, что компас вроде бы изобрели китайцы. Везде в мире стрелка компаса указывает на Север. Как бы головой на Север, а ногами на Юг. В Китае же изначально главное направление стрелки компаса обращено на Юг. Или головой на Юг, а ногами на Север. Отсюда и зависело расположение Центра, или Середины и прилегающих или отдаленных от Китая государств.

Такое представление о мире показывает еще и главное направление интересов Китая - прежде всего на Юг, в самые благодатные и теплые районы земного шара. Для нас, при теперешнем плачевном состоянии нашего государства, это величайшее счастье. Однако временное, о чем никогда нельзя забывать.

Вот именно из представления о том, что Китай - Центр, и вытекает, что все остальные государства суть государства внешние, или, по китайской мысли, «окраинные», не принадлежащие к Центру, а, соответственно, и не равные Центру. Отсюда и традиционное деление мира на «чжун» и «вай», или «Центр» и «Окраина». При этом нельзя забывать, что при иероглифическом написании это оказывает особое влияние на человека, воспитанного в иероглифической грамотности.

В китайском понимании все государства мира составляют как бы круги вокруг Китая и носят соответствующие китайские названия. Есть круги ближние и круги дальние, как бы окраинные.

Например, США называется «Мэй го», т.е. «прекрасное государство», а Россия «Э го» - государство неожиданностей, т.е. затягивания и мгновенных перемен, и оба они находятся в дальних кругах. Отсюда же проистекает древняя китайская традиция, существующая по настоящую пору и заключающаяся в том, что внешние окраины должны взаимно уравновешивать друг друга.

Как видим, здесь речь не идет ни об «однополюсном», ни о «двухполюсном», ни о «многополюсном» мире. Все эти модные сейчас рассуждения к политике Китая никакого отношения не имеют. В их понимании Китай - это «Центр», относительно которого должны быть уравновешены все окраины, т.е. другие страны мира. И если это равновесие нарушается, то Китай может и даже должен сделать все, чтобы восстановить равновесие мира вокруг Китая даже с помощью вооруженной силы, когда для этого есть возможности (например, вторжение во Вьетнам в 1979 году). Отсюда и традиционное отношение к соседям и даже терминология, которая сохранилась до настоящего времени. Когда китайцы вторглись во Вьетнам, то китайская пресса того времени пестрела такими терминами, как «одернуть Вьетнам», «поставить Вьетнам на место», «наказать Вьетнам». Это абсолютно то же самое, что использовалось в китайской политике на протяжении тысячелетий - когда «варвар внешнего кольца» начинал вести себя неподобающим, по их мысли, образом, то его необходимо было «поставить на место», «одернуть», потому что «варвар» нарушал «порядок в Поднебесной», знаменитый «Да тун» с Китаем в центре мира. Соответственно, и применение силы ни в коем случае нельзя считать агрессией или еще чем-то привычным европейскому сознанию. Это как бы решение внутренних дел, сохранение  равновесия внутри их «системы».

Само же китайское население воспринимало все это как вполне естественное явление, как раньше, так и в настоящее время. В отличие, например, от нашей интернациональной интеллигенции. Вспомним, какую бурю, не утихающую до сих пор, вызвало и вызывает введение наших войск в Чехословакию в 1968 году. В Китае же ничего подобного не наблюдалось и не наблюдается. Более того, китайская диаспора в других странах активно поддержала материковый Китай, хотя, казалось бы, с точки зрения марксизма-ленинизма, зарубежные китайцы сплошь состоящие из людей капиталистической направленности, не должны были бы поддерживать коммунистов в КНР.

Сейчас в их представлении левый Восток, в совокупности обладающий населением в миллиард человек (мусульманский мир и Россия), должен быть уравновешен «золотым миллиардом» правого либерального Запада.

Мост на китайский берег

Сейчас многие западноевропейские страны, ранее широко открывшие свои двери для зарубежной иммиграции, начинают осознавать, что районы компактного поселения чужеземцев, куда зачастую боится показываться даже полиция, превратились в очень опасные центры преступности: распространения наркотиков, бандитизма, торговли живым товаром, нелегальной эмиграции и так далее. Это вынуждает многие западноевропейские страны, несмотря на все крики об «общечеловеческих ценностях», вводить ограничения на въезд в свои страны. Многие деятели на Западе в погоне за дешевой рабочей силой в свое время не учли, что в первую очередь особую активность проявляют не те, кто создает материальные ценности, а лица, стремящиеся к легкой жизни, быстрой выгоде, а также преступные элементы. К сожалению, в советском, что вполне понятно, и в нашем обществе этим явлениям не уделялось должного внимания.

Те же законы действуют и в среде китайской эмиграции, но они еще усугубляются количеством населения и особенностями китайского общества.

Все китайцы, живущие за рубежом, сами себя называют «хуацяо», что означает «мост на китайский берег». И именно по этому мосту Китай получает самую современную научную и техническую информацию и технологию и в свою очередь наводняет чужие рынки своими товарами. Особую роль в этом всегда играл Гонконг, через который проходила масса товаров, производимых в КНР. Затем в Гонконге на них прикреплялись гонконгские этикетки и этикетки других фирм, а сбывались они большей частью через хуацяо по всему миру. Английские власти закрывали на это глаза или просто бессильны были что-то сделать.

После победы народной революции во Вьетнаме в 1975 г. мы впервые получили более или менее точные данные о позициях «хуацяо» в жизни Южного Вьетнама и некоторых других стран ЮВА. Насчитывая по численности около полутора миллионов человек, «хуацяо» контролировали свыше 80% внешней торговли Южного Вьетнама. В их руках находилась вся торговля рисом, торговля по рекам, а это то же самое, что железнодорожный транспорт в Европе и США, которого во Вьетнаме не было вообще. В руках «хуацяо» находились почти полностью запасы валюты и золота, крупнейшие банки Вьетнама - «Бэнк оф Чайна», «Бэнк оф Коммуникэйшн», «Ист Эйша Бэнк».

Эти банки были тесно связаны с Гонконгом, Тайбэем и Сингапуром. Еще в 1967 г. американский журнал «Вьетнам перспективс» отмечал: «Экономическая сила китайцев в Южном Вьетнаме настолько велика, что слишком большое давление со стороны сайгонского правительства может привести буквально к молниеносной парализации всей страны».

Такая же точно картина наблюдалась и наблюдается в Индонезии, Малайзии и других странах ЮВА. При этом Пекин всегда выступал как опора «хуацяо», вне зависимости от классового состава общин, которые состояли в подавляющем большинстве из торговцев и капиталистов. В частности, во Вьетнаме (Южном) рабочих-китайцев было менее 15% от общей численности «хуацяо». И все они работали только на предприятиях, принадлежащих китайцам, и составляли как бы «рабочую аристократию» для коренного населения. Как писала советская исследовательница Т.М. Котова, «Пекин выступал не только как поборник сохранения «монополистических позиций китайской буржуазии в экономике Вьетнама», но и мешал социалистическим преобразованиям и восстановлению порядка на юге страны».

В этой связи неплохо вспомнить и другой почти анекдотичный случай, на сей раз с американцами. В 1972 г. состоялся знаменитый визит Никсона в Шанхай и его переговоры с Чжоу Эньлаем, которые привели к установлению дипломатических отношений между КНР и США. Тогда Соединенные Штаты очень активно и небезуспешно для себя постоянно обвиняли соцстраны в том, что они препятствуют выезду своих граждан за рубеж. К этой же проблеме обратился и Никсон. Реакция Чжоу Эньлая для американцев была неожиданной и даже ошеломляющей.

«Вы хотите, чтобы мы не мешали выезду китайцев за рубеж? Пожалуйста. Завтра же один или два миллиона китайцев будут в Соединенных Штатах».

Никсон явно смутился, увел разговор в сторону, и больше этот вопрос на китайско-американских переговорах никогда не возникал.

Несколько лет тому назад в американском журнале «Ньюсвик» появилась статья, где американец явно с тревогой писал о китайской эмиграции в США и подчеркивал, что при ее темпах в начале XXI века в США уже каждый шестой житель будет китайского происхождения. XXI век уже наступил, и каждый может сам делать выводы из написанного.

Такое завоевание

Опыт мировой истории, именно мировой истории, ясно свидетельствует, что политика «тихого и мирного» завоевания чужой территории, особенно приграничной, разработана в тонкостях и передается и на уровне психологии китайского населения, и на уровне государственной, когда этот захват уже осуществлен или почти осуществлен, например, во Вьетнаме в 1979 году.

Во время так называемой «Культурной революции» было приоткрыто очень много такого, о чем китайские власти, наверное, очень сожалеют. И ни в коем случае нельзя обманываться и думать, что раз сейчас об этом не говорят, то вроде бы как-то забыли.

Ученик уже упоминавшегося Кан Ювэя, очень известный в свое время «реформатор» Лян Цичао рассматривал историю Китая как последовательный процесс «расширения китайской нации». В частности, он писал в 1922 г. в шанхайском журнале: «Есть одно великое дело, ради которого наши предки трудились непрерывно пять тысяч лет. Что это за дело? Я называю его «расширение китайкой нации». Сначала наша китайская нация представляла собой всего лишь несколько маленьких племен, проживающих в Шаньдуне и Хэнани. В течение тысяч лет росли, росли, росли и выросли в великую нацию, создавшую огромное и величественное государство. Наша нация росла двумя путями: первый путь - это ассимиляция бесчисленных народностей внутри и за пределами наших границ; второй путь - это переселение из года в год людей нашей нации к границам и расширение территории: ...История в течение пяти тысяч лет шла этим путем...».

Очень важно обратить внимание на последнюю фразу, в которой четко указываются методы, с помощью которых китайцы проводят свою политику до наших дней. Эта работа без всяких комментариев была перепечатана центральной китайской прессой во время «Культурной революции».

Начинается все всегда с проникновения китайских рабочих, появления китайских ресторанчиков, барахолок - другого названия они не заслуживают, где продаются дешевые некачественные и вредные для здоровья товары, затем появления Чайна-таунов, а оттуда уже проникновение в финансовую систему и т.д. Нужно помнить также, что китайцы всегда стремятся создавать обособленные организации, куда местному населению путь закрыт, а там, когда появляются  хотя бы десять китайцев, тут же возникает тайное общество, явно враждебное интересам страны пребывания.

Что же касается «хуацяо», то у нас, как уже говорилось выше, о них всегда говорили очень мало, в отличие от иностранной прессы, где этому явлению придавалось значительно больше внимания. Приведем только некоторые примеры:

В 1976 г., после победы вьетнамского народа, когда вьетнамцы стали жестко преследовать компрадорскую буржуазию, вьетнамские «хуацяо», т.е. самые откровенные эксплуататоры и капиталисты, бросились за защитой...к коммунистическому Китаю! В 1976 г. Мао встретился с ними и обещал поддержку.

Вторжение во Вьетнам в 1979 г. как раз и было вызвано этим.

В 1982 г. впервые в Китае произошло награждение китайским орденом «хуацяо» за то, то «они делают все, что только в их силах, для модернизации родины» («ЖМЖБ» от 03.01.1982 г.)

12.02.2005 г. из передачи нашего ТВ «Вести» мы узнали, что в США за шпионаж в пользу КНР привлечены 3 тысячи компаний.

Не совсем мирные...

Говоря о «хуацяо», Чайна-таунах и китайских эмигрантах, никак нельзя не сказать и о том, что всегда сопровождает китайскую эмиграцию. Это - организованная и жестко контролируемая преступность.

Очень важную роль при том играют именно Чайна-тауны, где преступники растворяются среди «своих» и никто из жителей Чайна-таунов никогда их добровольно не выдает, а местной полиции практически невозможно провести соответствующие оперативные действия.

Собственно говоря, наши граждане уже сами могут сделать соответствующие выводы, ибо на наши экраны хлынул поток фильмов, где «героями» являются китайские бандиты в разных странах мира, в первую очередь в США, Гонконге, Сингапуре и других странах.

О китайских бандах в других государствах и китайской мафии, «триадах», «драконах» и прочих написаны горы литературы. Конечно, всем известны похождения и мрачная слава «мадам Вонг» и ее пиратской и бандитской империи. Однако как у нас, так и за рубежом стараются избегать вопроса о том, почему китайская община столь сильна и непроницаема для чужаков. К сожалению, китайская преступность добралась уже до нас и с каждым годом по мере продажности властей захватывает все большие позиции.

Совсем недавно газета «Мир криминала» писала о деятельности китайской мафии в Москве. Если раньше китайцы нелегально проникали через русско-китайскую границу на Дальнем Востоке, то сейчас, как пишет газета «Мир криминала», «Ситуация круто изменилась во времена перестройки и потепления советско-китайских отношений. Толпы китайских челноков хлынули на просторы северного соседа. Несмотря на видимую любезность дипломатов, спецслужбы Китая не оставляли попыток воспользоваться благоприятной ситуацией в своих целях. Так, в секретном отчете одного из региональных управлений КГБ за 1988 г. приведен факт выявления двух диверсантов в группе китайских строителей...

С течением времени китайская диаспора в России только росла. В одной только Москве в 1991 г. насчитывалось 4 тысячи граждан КНР, в 1997 г. - 50 тысяч, а в 2004 - 250 тысяч. Они уже давно обустроили в российской столице свой китайский мирок, где выходят газеты и радиопередачи, работают рестораны и клубы. И каждый из граждан «российского «Чайна-тауна» боится только одного - встречи с представителями «триады».

В октябре 1994 г. впервые в истории Москвы бандитской состоялась «стрелка», разрулившая сферы влияния китайской братвы. Тогда у гостиницы «Космос» собрались около 100 человек, вооруженные прутьями и бейсбольными битами. По-хорошему договориться не удалось, в результате 15 тяжелораненых «быков» попали в больницы. Так прошел первый передел сфер влияния между действующими в столице северной, пекинской, южной и фудзянской группировками» (Мир криминала. - 2005. - Февраль - С. 8).

Вот мы и дожили до того, что давно, как ржа, разъедает страны ЮВА, США, некоторые страны Европы, а теперь уже добралось до нашей столицы. И здесь особое возмущение вызывает даже не позиция наших продажных чиновников, с ними все ясно, а то, что журналисты, люди, казалось бы, с широким кругозором, как бы соревнуются в обмане нашего населения, особенно молодежи, всячески восхваляют Чайна-тауны, призывают власти способствовать их появлению и даже договариваются до следующего: в журнале» «Русский ньюсвик» на русском языке некий Александр Баунов пишет: «На 100 девушек в Китае приходится 117 молодых людей. Замуж не выходят только самые плохонькие...

...Одинокие русские женщины, воспряньте: утопия мастера культурного детектива Хольмана ван Зайчика о единой русско-китайской нации близка к осуществлению как никогда» (N за 25.10-31.10.2004. С.24)..

Большей глупости или откровенного предательства интересов страны трудно даже себе представить. Как будто у этих людей нет детей, внуков, родственников, и они не представляют себе, что в погоне за сомнительной «славой» и деньгами они тем самым призывают к тому, чтобы лишить наше население, а значит и своих родных и близких возможности нормального или вообще существования на своей родной земле. Ведь ученые давно подсчитали, что территория современного Китая может выдержать нагрузку не более чем в 900 млн. человек, а уже сейчас там живет около полутора миллиардов (официально - 1 млрд. 300 млн.). И еще раз повторим, что при теперешнем состоянии нашей экономики и обороны нас спасает пока только то, что главное направление китайской экспансии нацелено на Юг и на США. Однако это явление временное.

Надо взвешивать

Подводя итог всему сказанному выше, мы можем сделать вывод, что китайская эмиграция далеко не такое простое явление, как это может показаться многим, и относиться к ней надо с очень большим вниманием и пониманием. Конечно, для освоения наших просторов нам необходима рабочая сила, в том числе и из-за рубежа, но приток иностранной рабочей силы должен тщательно контролироваться соответствующими государственными органами и соответствующим законодательством, где у нас существуют очень большие пробелы и недостатки.

К счастью, похоже, это начинают понемногу понимать и в высших эшелонах власти. Совсем недавно в Совете Федерации Федерального Собрания РФ прошли слушания по вопросу о законодательстве в связи с привлечением иностранной рабочей силы. В материалах слушаний, опубликованных в 2005 г., в разделе о проблемах национальной безопасности России, в частности, говорится, что «серьезную озабоченность в России вызывают проблемы, связанные с незаконной миграцией граждан Китая и Вьетнама. Органами внутренних дел России в 2000 г. зарегистрировано более 300 тыс. китайцев и 70 тыс. вьетнамцев (20% от общего числа зарегистрированных иностранных граждан), свыше 70% из них находятся в регионах Дальнего Востока и Сибири. По некоторым оценкам, в Дальневосточном регионе численность китайских иммигрантов превысила 130 тыс. человек. В приграничных районах происходит интенсивное формирование китайских общин, которые по своей численности и влиянию постепенно вытесняют коренные этнические группы».

И далее в документе говорится, что «мигранты из КНР, КНДР, Вьетнама, Монголии в значительной степени нелегально устраиваются в сферах торговли, обслуживания населения, строительства, лесозаготовок, их особенно привлекает доступность наших природных ресурсов и возможности их вывоза. При этом они не вкладывают инвестиции в развитие экономики регионов, а используют их территорию только как сырьевую базу» (выделено. - Ю.Г.).

И если в этих условиях позволить существовать на нашей земле практически неконтролируемые властными структурами Чайна-тауны, а, похоже, это будет именно так, то последствия для страны, кроме как крайне неблагоприятные, назвать просто невозможно. И нужно тысячу раз взвесить и подсчитать все плюсы и минусы, прежде чем принимать соответствующее решение.

Дополнительно:

Источник: Официальный сайт общестенно-политической газеты "За Русское Дело",
www.zrd.spb.ru, № 9(129), 2005г., свид. о регистрации № 012225 МП РФ от 10.12.1993г.

ВАЛЕРИЙ ГЕРАСИМОВ

КУДА ИСЧЕЗЛИ ПАРАДЫ ВИКИHГОВ?

(в сокращении)

Ещё 10 лет назад это был чисто белый район города Нью-Йорка, заселённый преимущественно ирландцами и скандинавами, с которыми соседствовали итальянцы. Огромный парк, возле которого я обитаю, носит имя реального первооткрывателя Америки Яна Эриксона, что свидетельствует о белой истории района. Как нигде в Нью-Йорке, было здесь тихо, чисто, мирно и не пахло никаким уличным криминалом. Во чреве всемирного Содома это был уникальный островок нормальной жизни, с преобладанием во всём европейского стиля. Раскинувшийся до самого залива парк начинается скульптурной композицией со сказочным гномом и разными символами древних викингов. В прошлые годы, в день прибытия варягов Эриксона к берегам Америки, вокруг парка организовывался внушительный парад, в котором принимали участие окрестные жители разных возрастов, по случаю облачённых в разные одеяния древних скандинавов. Зрелище было шикарное.

После парада участники разбредались по разным ресторанам и скандинавским клубам, где продолжали веселиться до глубокой ночи, вытанцовывая народные танцы датчан, норвежцев, шведов и робко примкнувших к ним финнов, никогда, не упускающих шанса нажраться до положения протестантских риз. Украшали карнавальное шествие и "зелёные" ирландцы с шотландцами в клетчатых юбках и с волынками. Любой желающий мог полакомиться национальными блюдами скандинавов, приготовленными как ресторанными поварами, так и простыми домохозяйками. Датчане играли против шведов в европейский футбол на расположенном через дорогу стадионе, светлоголовые детишки резвились на детских площадках. Люди приветливо относились друг к другу, и жить здесь было очень приятно во многих отношениях. Еврейско-китайской жадностью местные лендлорды не отличались, и цены на благоустроенное жильё были стабильно низкими.

Но вот, всего 10 лет назад, на многокилометровом протяжении торговой 8-й Авеню появилось всего 2 мелких, частных китайских бизнеса. Прошу обратить на это внимание - не огромный торговый комплекс под покровительством китайского государства, а всего лишь две мелкие частные лавочки, на которые вначале никто не обратил даже внимания. Подумаешь, всего две китайские семьи на полмиллиона окрестного белого населения! Кто в такой массе их заметит? Но прошло 10 лет, и теперь на всей 8-й Авеню нет НИ ОДНОГО белого бизнеса! Вокруг живут одни китайцы, и белого человека встретить там труднее, чем негра в Заполярье. Горят огни рекламных иероглифов, никто не говорит по-английски, то и дело мелькают остроконечные соломенные шляпы. Некогда чистенькие тротуары заплёваны и загажены до неузнаваемости, ядрёная вонь сочится из каждого магазина, где рачительные китайские домохозяйки со знанием дела выбирают себе на обед живых жаб и нюхают сушёных опарышей, попутно ковыряясь в кучах каких-то полупротухших улиток. Рядом прожорливые китайцы шустро орудуют палочками, уплетая кусочки собачьего мяса, политого какими-то красноватым сладким соусом. Битком забиты и все подвалы, где кипит бурная ночная жизнь: одни курят опиум и одуряют мозги другими наркотиками, другие, хихикая, застёгивают штаны, выбегая из бардаков, где часто "трудятся" на износ крупные русские девки, третьи, и таких большинство, с азартом играют на деньги в китайские шахматы, карты и прочие игры.

За порядком в этом бедламе сквозь узкие щёлки внимательных глаз следят молодые китайские мафиози одной из восьми общемировых китайских "триад". Каждая древняя "триада" насчитывает десятки тысяч "бойцов", вооружённых до зубов не только разными китайскими кинжалами и "звёздочками", но и самым современным огнестрельным оружием.

Когда китайцы стали выживать итальянцев, я задал вопрос одному местному "дону": "Почему вы позволяете этим косым портить нашу жизнь?" В ответ услышал: "0становить их невозможно. Стоит приструнить одного, как завтра на разборку является 200-300 китайцев, захватывают пару наших в заложники и потом отдают их трупы с отгрызанными крысами членами. Своих же они не считает". Теперь здесь продаются тонны наркотиков по дешёвым ценам, вовсю процветает торговля контрабандой. Богатые китайцы держат в банках лишь малую толику своего наличного наркокапитала, храня деньги в домашних тайниках.

Немалые хлопоты доставляют китайцы и сотрудникам ФБР. С утра до ночи китайские шпионы на 4О-ка диалектах, часто просто по телефону, передают в Китай секретную информацию, - а работников, владеющих хотя бы одним из 40-ка китайских диалектов, исчезающе мало. Может быть, бывшие коллеги Путина по Литейному знают все 40 китайских диалектов в совершенстве и отловить сотни желтолицых штирлицев им не составит труда? Сделаем вид, что надеемся.
Парадов викингов около нашего парка нет уже много лет, как нет и самих викингов. Свободное место на скамейках парка найти сейчас трудно - везде сидят одни китайцы, проветривая босые ноги на сиденьях. Если вам удаётся присесть на скамью в столь приятном и ароматном соседстве, вскоре прямо перед вами возникает фигура какого-нибудь хуацяо с велосипедом, который может стоять перед вами хоть целый час, молчать и тихонько пускать расовые "ветры". Или слушать по "хрюндику" приятную для европейского уха китайскую музыку. С пяти часов утра колонны "фалуньгунь" занимают тротуары, размахивая китайскими мечами и делая разные мистические упражнения, не забывая направлять тридцать-сорок декоративных мечей с кисточками в вашу сторону. Если вы пожелаете с кем-нибудь из белых друзей побеседовать, вблизи появляется фигура китайской женщины, которая будет просто стоять поблизости и громко хлопать в ладоши - аплодировать законом не воспрещено. Упорные аплодисменты могут звучать над вашим ухом хоть час - китайские женщины выносливы. И законопослушны. На спортплощадках парка резвятся теперь почти одни китайцы и приглашённые ими негры. Вначале сотни китайских юношей просто приходили к спортплощадкам ещё до рассвета и "забивали" места для себя. Ожидать очереди на игру белые могли хоть целый день - китайцы не иссякали круглосуточно. Попытки признать их к совести мгновенно оборачивались криками о расовой дискриминации, белом фашизме и так далее.

Что касается могущественных "донов Карлеоне", то крысы и "триады" быстро свели их могущество к обычному кинофарсу. Так же запутаются в метровых соплях и все питерские "крутые", которых орды хуацяо быстро превратят в смятку. Ибо своих они не считают. А их - миллиарды. И у них миллиардные капиталы. На подкуп продажных мусоров, чиновников и на всё прочее. Пример: когда здесь арестовали китайского резидента, 20 лет трудившегося в недрах ЦРУ, товарища упрятали в секретное место, организовав сверхмощную охрану. Через ночь труп отравленного резидента пришлось утащить в морг. Испарился куда-то и кто-то из надёжнейших охранников. Говорят, на это дело китайцы не пожалели целых ДВА МИЛЛИАРДА долларов. Сколько будет выделено на захват Питера, не знаю. Напоминаю: в китайской грамоте 50 тысяч только основных иероглифов. Не дай Бог увидеть вам китайское "Поле чудес" наяву!

Июнь 2005 г., Нью-Йорк

Александр Храмчихин

Почему Китай сломает весь мир

Экспансия — единственный способ выживания

Источник: АПН (Агенство политических новостей). 10.07.2008г.

Самая, может быть, большая проблема человечества состоит в том, что оно не понимает, что представляет собой нынешний Китай и каковы тенденции его развития.

С другой стороны, может, и хорошо, что оно этого не понимает. Слишком тяжелым является это понимание, а главное — ничего ведь нельзя сделать. Можно только стоически ждать и гадать, каким именно образом эта страна сломает остальной мир.

Западный подход к Китаю, как правило, абсолютно неадекватен. С одной стороны — блаженный идеализм panda huggers, ожидающих, что Китай будет тихо, мирно, послушно интегрироваться в существующую экономическую и политическую систему, созданную Западом, продолжив идиллически шлепать для западного потребителя кроссовки и ноутбуки за зарплату, в лучшем случае, 100 долларов в месяц.

С другой стороны — фанатичная идейная зашоренность China hawks, объясняющих все проблемы Китая отсутствием в нем демократии западного типа. Китай скоро рухнет, потому что в нем нет демократии. Или нападет на всех, потому что в нем нет демократии. Или сперва нападет, а потом рухнет, потому что в нем нет демократии. Или сперва рухнет, а потом нападет, потому что…

Кретины несчастные.

Впрочем, есть среди них и не кретины, а те, кто прекрасно понимает: если в Китае ввести демократию западного типа, он рухнет практически мгновенно.

Российский взгляд на Китай вообще является странной смесью безотчетного ужаса и надежды на «стратегическое партнерство» против американской Империи Зла. Подобное сочетание вообще не подразумевает адекватности.

У современного Китая, между тем, есть ряд специфических особенностей. Вкратце они таковы.

1. Сочетание наличия одной из крупнейших в мире экономик, демонстрирующей самые высокие в мире темпы роста и обладающей высокими технологическими возможностями, с социально-экономическими проблемами, характерными для слаборазвитых стран.

2. Огромная численность населения, превышающая возможности природной среды. Максимально допустимая численность населения Китая — 700-800 млн. чел. Как известно, реальная численность уже сегодня превысила 1,3 млрд., причем рост, несмотря на все ограничения, продолжается. К тому же 94% населения страны живет на 46% его территории.

3. Самая высокая в мире дифференциация между городом и деревней и между регионами.

Разница между городом и деревней высока настолько, что вся социально-экономическая статистика дается отдельно для деревни, отдельно для города, как будто это — разные страны.

Различия по регионам еще контрастнее. ВРП приморской юго-восточной провинции Гуандун в 90 раз больше, чем ВРП Тибетского автономного района.

Если бы регионы Китая рассматривать как отдельные страны, Гуандун по размерам экономики входил бы в первую тридцатку, обходя, например, Аргентину. Тибет же находился бы в районе 130-х-140-х мест в компании Нигера, Малави и Таджикистана.

Когда эти контрасты берутся вместе, т.е. сравнивается средний уровень жизни горожан Пекина, Шанхая или Шэньчжэня со средним уровнем жизни крестьян Ганьсу, Гуйчжоу или Тибета, то речь идет не о разах, а о порядках величин. Фактически, в стране есть несколько совершенно разных обществ, от традиционного аграрного до постиндустриального.

Это общества не просто с совершенно разным уровнем жизни, но уже и с совершенно разным менталитетом. Причем разрыв имеет тенденцию расти, а не уменьшаться.

4. Самые высокие в мире темпы старения населения и половые диспропорции в младших возрастных группах.

Численность старших возрастных групп растет вдвое быстрее, чем население в целом. Это в основном повторяет тенденции, характерные для стран Запада, однако там процесс старения населения был гораздо более медленным и начался, когда ВВП на душу населения составлял 5-10 тыс. долларов (в Китае он менее 2 тыс. долларов).

При этом обязанность заботы о пожилых людях в КНР официально возложена на семью. Пенсия является источником доходов лишь для 1/6 пожилых людей, причем в деревне социальная поддержка пожилых полностью отсутствует. Т.е. крестьянам пенсии не платят, хотя х доходы и так в разы ниже, чем у горожан.

Пока же обеспечение родителей и официально, и в соответствие с традицией, возлагается на сыновей, которые являются продолжателями рода и наследниками. При норме 102-107:100 в Китае соотношение новорожденных мальчиков и девочек достигает, как минимум, 117:100, в отдельных провинциях составляет 130:100, а в деревне местами доходит до 152:100.

В ближайшие годы в брачный возраст начнет вступать поколение, в котором до 20 млн. молодых людей не будут «обеспечены» невестами.

Подобный феномен, по-видимому, не имеет аналогов в истории человечества, поэтому достаточно сложно прогнозировать его социальные последствия и вырабатывать пути решения проблемы.

При сохранении текущих тенденций (а они не просто сохраняются, но усугубляются) может сложиться ситуация, когда невесты становятся товаром. Учитывая изменение ментальных установок вестернизированных городских жительниц, для которых вступление в брак может теперь иметь меньшее значение, чем карьера (поэтому замужество, как минимум, существенно откладывается), городские мужчины будут стремиться жениться на жительницах сел, а многочисленные сельские мужчины вообще остаются без возможности вступить в брак.

В этом случае противоречия между городом и деревней, между развитыми и отсталыми регионами могут принять прямо антагонистический характер. Гражданская война за невест — «это штука посильнее «Фауста» Гёте».

5. Высокая инерционность системы, обусловленная ее масштабом, сложностью и высокой степенью общественного консерватизма.

Китайское руководство всё давно видит и понимает, оно уже признало порочной прежнюю концепцию «рост эквивалентен развитию». И пытается исправить ситуацию. Но ничего не получается.

Экономический рост, основанный на экстенсивной трудозатратной модели, продолжает бить все рекорды, все производственные планы перевыполняются. А вместе с ними перевыполняются и «планы» по потреблению ресурсов и загрязнению окружающей среды.

Вместо запланированного снижения энергоемкости продолжается ее рост. Вместо снижения объемов вредных выбросов продолжается их рост. Ежегодно рушатся все прогнозы по поводу потребления Китаем нефти, практика неизменно оказывается хуже худших вариантов прогнозов.

6. Наличие противоречий развития, снятие которых не представляется возможным в рамках действующей в КНР экономической модели. Об этом подробнее ниже.

7. Отсутствие адекватной альтернативной модели, обеспечивающей снятие противоречий и методологической основы для выработки такой модели.

Вполне вероятно, что выработать ее невозможно в принципе.

8. Масштаб проблем, обусловленным размерами населения и экономики, делающий проблемы Китая проблемами всего мира.

Перечисленные выше многочисленные «самые высокие в мире» — это в процентах. Но при этом надо помнить и об абсолютных величинах.

В частности — об 1,3 млрд. населения. О более чем 200 млн. хозяйствующих субъектов.

Из-за этих масштабов высокие контрасты в процентах становятся просто астрономическими при переводе их в абсолютные величины: 200-300 млн. безработных, 150 млн. внутренних мигрантов и т.д. и т.п.

Теперь об основных противоречиях.

Почему-то их не принято замечать. Точнее, очень много написано об их отдельных составляющих, но они никогда не рассматриваются в совокупности.

1. Противоречие между необходимостью сохранения высоких темпов экономического роста с опорой на трудоемкие отрасли с целью обеспечения работой растущего населения и необходимостью сокращения темпов роста и перехода от экстенсивного производства к интенсивному по соображениям ресурсно-экологического характера.

2. Противоречие между растущими запросами и потребностями населения и невозможностью их удовлетворения за счет ресурсов не только самой КНР, но и планеты Земля в целом.

3. Противоречие между необходимостью дальнейшего следования политике «одна семья — один ребенок» из-за перенаселенности страны и необходимостью ослабления демографических ограничений по соображениям социального характера.

4. Противоречие между политикой опоры на численность населения как на основной экономический ресурс и конкурентное преимущество и перенаселенностью страны как ее основной проблемой.

В ходе реформ Китай использовал свое гигантское неприхотливое трудолюбивое население как основной ресурс. Человечество радостно с этим согласилось, превратив Китай во «всемирный сборочный цех». Огромный избыток рабочей силы и, соответственно, очень высокая конкуренция на рынке труда позволяют поддерживать низкий уровень заработной платы и, таким образом, цен на китайскую продукцию.

Однако, безработица полезна, лишь, если она не превышает некоего предела, иначе она создаст реальную угрозу социальной стабильности.

При этом численность рабочей силы продолжает расти, ее необходимо «утилизировать». Наилучшим способом утилизации является дальнейшее наращивание производства ширпотреба, тем более что именно оно приносит стране гигантские валютные доходы. Но оно же требует гигантского количества сырья, которым сам Китай обеспечен недостаточно, и ведет к прогрессирующему разрушению природной среды, принимающему характер беспрецедентной в истории человечества экологической катастрофы.

Эти факторы начинают «съедать» тот самый экономический рост, следствием которого являются.

Переход от преимущественно экстенсивного и трудоемкого к преимущественно интенсивному и наукоемкому характеру производства, во-первых, требует вложения гигантских средств (в частности — для повышения всё еще в целом очень низкого образовательного уровня населения), во-вторых, приведет к взрывному росту безработицы, что может создать уже по-настоящему серьезную угрозу социальной стабильности.

Очевидно, всё китайское общество в целом объективно заинтересовано в том, что бы был найден выход из нынешней ситуации, сложившейся в КНР.

При этом, однако, представители подавляющего большинства социальных групп заинтересованы в сохранении нынешней модели реформ.

Это естественным образом относится к тем социальным группам, которые выиграли от реформ (бюрократия, предприниматели, квалифицированные рабочие, менеджеры и т.д.). Однако, и остальные социальные группы, в т.ч. и проигравшие от реформ, не заинтересованы в смене модели, поскольку она лишь ухудшит их положение, увеличив количество безземельных крестьян и безработных.

Таким образом, для подавляющего большинства членов китайского общества имеет место столкновение долгосрочных и краткосрочных интересов. Практически всегда такое столкновение человек решает в пользу краткосрочных интересов. Т.е. в пользу сохранения нынешней модели развития.

Да и Запад ведь тоже заинтересован в ее сохранении. Он будет много и интересно рассказывать самому себе про прелести информационного постиндустриального общества. При этом как-то игнорируется тот факт, что обитатели это земного рая должны есть, причем много и вкусно, обуваться и одеваться, причем красиво и хорошо, ездить на замечательных автомобилях и работать на чудесных компьютерах (какое же это иначе информационное общество?). И всё это должен кто-то сделать ручками, причем желательно, чтобы дешево.

Вот китайцы и делают. Ручками, много и дешево.

Думать о последствиях этого чуда не хочется.

Человечество старательно закрывает глаза на то, во что выльется дальнейший рост Китая - даже в том случае, если официально пропагандируемая сейчас властями КНР концепция «мирного возвышения» является не пропагандой, а правдой.

Запад будет долго разводить розовые сопли по поводу «устойчивого развития» и устранения неравенства в уровне жизни между развитыми и развивающимися странами. Но все прекрасно понимают, что подавляющее большинство развивающихся стран никогда и близко не подойдет к уровню развитых. Потому что если этим странам давать «рыбу», ее съест гиперкоррумпированная «элита», после чего попросит еще «рыбы». А если дать развивающимся странам «удочку», они ее просто сломают.

Китай относится к числу немногих исключений. Он и от «рыбы» не откажется, и «удочку» успешно освоит, а если попытаться их отнять (или не дать), может и взять их силой.

Население Нигерии никогда, ни при каких обстоятельствах не будет жить так, как население Швеции. Население Китая теоретически может попытаться выйти на этот уровень. Никто не имеет возможности и морального права ему это запретить.

Только надо понимать, что для обеспечения такого уровня жизни одному Китаю не хватит ресурсов всей планеты. Ему физически не хватит ни еды, ни нефти, ни других не менее полезных вещей. А на всех остальных не останется ничего.

Т.е. нам остаётся просто верить в то, что Китай (страна с крупнейшим в мире населением, мощнейшей армией и колоссальными амбициями) вечно будет стоически штамповать ширпотреб для богатых иностранцев ценой собственной нищеты.

Пожалуй, эту веру правильнее назвать кретинизмом.

В связи с вышеизложенным совершенно невозможно понять, как может Китай обойтись без внешней экспансии во всех ее формах (экономической, политической, демографической, военной). Он просто нежизнеспособен в своих нынешних границах.

Либо он станет гораздо больше, либо ему придется стать гораздо меньше.

Поэтому дело не в агрессивности Китая, а в том, что экспансия для него — единственный способ выживания.

Это не страшилка, это объективная реальность, данная нам в ощущение.

Ощущают ее, правда, немногие. Но скоро это пройдет


Источник: официальный сайт газеты "Дуэль" www.duel.ru,
№ 7 (456) от 14.02.2006г., свид. о регистрации № 014311,

Комментарии:

Комментарии  

 
0 #1 RE: Наш сосед - Великий Китай 30.03.2011 17:52
Приветик всем=)))
 
Похожие статьи:
Наш момент истины
Чей Север? Наш Север!
Китай берет Россию в аренду
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
НедавниеПопулярныеСлучайные
Использование и распространение материала приветствуется
(с активной ссылкой на источник)
Творческое объединение ПРАВДА© 2008-2016