Регистрация



Новости от RedTram

Новотека

Свежие комментарии

Все комментарии

Опрос

Вода умеет помнить?
 
 
Всего голосов: 86
Категория: Природа
Просмотреть все опросы

Подписка

Введите свой Email:

Реформы образования
(3 Голосов)
Государство и общество

«Мы говорим: наше дело в области школьной
есть та же борьба за свержение буржуазии;
мы открыто заявляем, что школа вне жизни, вне политики
— это ложь и лицемерие
»
В.И.Ленин

Образование

Общеизвестны проблемы современного образования, но что реально знают о них те люди, которые не могут наблюдать за процессом изнутри? Для большинства ничего сущностного, ибо на самом деле никто не хочет в этом разбираться: у каждого свои проблемы, своя жизнь, и такая отдаленная тема, как образование, не кажется актуальной. А тем временем школа – один из главных институтов социализации человека. Она выпускает с каждым годом учеников в общей массе все глупее и аморфнее, апатичнее к любым социальным проблемам; аполитичных, неспособных критично смотреть на окружающий их мир и на самих себя. Но кто же, как не учащиеся школ должны и могут говорить о проблемах в системе образования, о каждодневном оболванивании детей вместо их развития?

Взрослым, давно окончившим школу, нет никакой разницы до того момента, как их собственные дети туда не пойдут. Тогда настает время, хочешь или нет, но какое-то мнение нужно иметь. На это для них есть телевизор, к примеру министр образования Фурсенко говорит: «Минус той системы образования, которая возникла где-то в 90-е годы, как раз в том, что в ней было очень много от камеры хранения, очень мало от института развития. Вот, пожалуй, то, что мы делаем, я считаю, не безуспешно, заключается в том, что мы постепенно возвращаемся именно к системе образования как к институту развития». Т.е. с развалом СССР дела в школе шли не очень хорошо, было промежуточное состояние между советскими и новыми вводившимися стандартами, нацеленными на новые условия, но переходный период закончился, школа постепенно оживает. Тут много лжи. На самом деле, государству совершенно не выгодно поддерживать в жизнеспособном состоянии образовательный институт, выделять крупные средства на его развитие, как и на все остальное, что не приносит прибыли правящему классу. Про этот закон, закон исключительно капиталистического общества, очень метко высказалась феминистка и антикапиталистический борец Ульрика Майнхоф: «То, что имеется при капитализме, имеется в универмаге, чего в универмаге нет, то при капитализме есть только в некачественном виде, только недолго и в недостаточной степени: больницы, школы, детские сады, здравоохранение и т.д., и т.п.». Однако факты, подтверждающие это, упорно игнорируют. Такова политика, так выгодно, но отнюдь не нам. Здесь государство выступает как собственник фабрики по «производству» людей, и ситуация такова, что много и плохо, для него лучше, чем много и хорошо. Таков рынок. Человек – это носитель главного в капиталистическом обществе товара – рабочей силы, если она перестанет быть дешевой и недообразованной придёт такому обществу крах.

Только по официальной статистике на 2008 год каждый 7 гражданин России живет за чертой бедности, по данным же ООН за 2003 год таких людей не менее 40%(их доходы не достигают прожиточного минимума, составляющего 4,3 доллара в день на человека). Средств большинства людей хватает лишь на удовлетворение первичных потребностей, тут не идет никакой речи о развитии человека как личности, потому как на это нет ни времени, ни средств, ни желания. Кто-то подумает, что главное – было бы желание, но желание развиваться, творить возникает лишь тогда, когда это востребовано в обществе, когда человечеству требуется, чтобы развитие каждого было залогом развития всех. Но будет ли выгодно государству обеспечивать развитие людей через качественную и общедоступную систему образования, чтобы они были грамотными, думали и анализировали окружающую действительность, чтобы в конечном итоге прийти к выводу, что на самом-то деле не все так прекрасно, как кажется? Определенно, нет. Государству нужны машины, усвоившие минимальный набор знаний и ценностей. Не зря нам сейчас в школах говорят, что государство обеспечивает нас знаниями на троечку, остальное мы должны изучать сами, не зря нам говорят, что учимся мы не для учителей, и даже не для мамы с папой, а для себя. Не зря сейчас оценки в аттестате никак не влияют на поступление в ВУЗ, не зря, в конце концов, золотая и серебряная медали стали лишь почетным знаком, для любителей побрякушек. Государству это нужно для поддержания дел в его «королевстве», для поддержания того класса, который стоит у власти. Это класс крупных собственников, предпринимателей, имеющих миллионы на своих банковских счетах. Они пришли как новые хозяева России, и благодаря либеральным реформам 85-90-х гг. прочно взяли власть в свои руки. Кстати, так называемый децильный коэффициент (отношение совокупного ?дохода 10% богатейшего населения к совокупному доходу 10% беднейшего ?населения) в СССР колебался в интервале 3-4, теперь же он составляет 16,8 (на 2007 год), независимые же эксперты говорят о разбросе уже в 25 раз. Все знают о таком положении вещей, все это видят, но множество людей отнюдь не считает это несправедливостью, наоборот, стремятся быть такими же открыто или косвенно. Но не потому, что они такие от природы, нет, потому что мораль в нашем обществе соответствующая, потому что везде, в каждой ниточке общественных отношений стали царить индивидуализм и шкурность, рождённые стремлением к накоплению прибыли. Их проблема заключается в том, что большинство из таких мечтателей не понимают, что в обществе эксплуатации человека человеком «забираться» на «верх» можно только по головам, а «вверху» могут быть только единицы, причем сейчас они все больше защищают свои капиталы для будущих поколений своих же семей. Ежели кто из них такую перспективу переносит вполне нормально, следует ужаснуться его мещанской душонке и эгоизму.

Но есть и другие, которые молча сносят свои лишения, которые считают, что «пусть мы стали хуже жить, чем раньше, зато есть люди, которые стали жить намного лучше». Похоже на слова раба, а не на слова человека, своим трудом производящего материальные блага общества.

И вот именно в таком обществе, при таком государстве школа служит инструментом оглупления масс, прикрываемого речами о том, что школа учит в соответствии с запросами современной экономики. Все так и есть. В соответствии с запросами рынка из людей хотят слепить дешевые узкоспециализированные рабочие руки, умеющие выполнять минимально количество нужных для работы операций и не способных больше ни на что. Нужных целей правительство может добиться через низкое финансирование школ, в большинстве из которых оборудование классов физики и химии не менялось с советских времен, нет учебников по некоторым предметам, да и вообще материальное оснащение кабинетов информатики и труда, санитарно-технической сети оставляет желать лучшего. Дошло до того, что учителя под нажимом администрации, регулярно сами делают ремонт в кабинетах.

Также своих целей государство добивается посредствам низких зарплат учителям. К примеру, учитель высшей категории в школе с углубленным изучением французского языка (все знают, что такие школы весьма престижные) со множественными надбавками и двойной ставкой получает зарплату в 9 тыс. рублей. О каком же качественном преподавании можно вести речь, когда работаешь максимальное количество возможных часов на работе, требующей огромных затрат психических сил, и получаешь за это такие деньги? Все адекватные учителя давно ушли из школы, остались только те, кому больше некуда уходить и небольшое число тех, кто действительно любит свою работу, несмотря ни на что несет свет учения и нравственное воспитание детям. К сожалению, последние давно больны психически, за редким исключением.

Учитель не блещет своими глубокими познаниями в предмете, своим высоким уровнем культуры. Побывав в учительской, послушав темы, которые там обсуждаются, можно подумать, что это было общение не в интеллигентской среде, а какой-нибудь разговор на кухне. И пусть даже не все преподаватели такие, пусть даже есть те, кто не обращает внимания, но молча, они лишь поддерживают все это невежество, которое царит в школе, молча и в одиночку, они не пытаются бороться, что, по сути, ничем не отличается от позиции остальных.

Из увлекательного процесса, из процесса воспитания всесторонне развитого человека образование превратилось в примитивную формальность. Никому не нужно чтобы кто-то что-то понимал, главное – механическое выполнение школьной программы. Никто уже не говорит всерьез о творчестве и смекалке в образовательном процессе, понимание физики и химии сводится к простому решению задач, математики – к решению однотипных примеров, разбор литературных произведений, где казалось бы, должна появляться живая мысль – к записыванию под диктовку общепринятого мнения со слов учителя. Даже когда ученик выдает по-своему логичное, но отличное мнение от программного, это уже зачастую не ценится. Тупое заучивание школьной программы выдается за понимание предмета, но в действительности мало кто что-то понимает, а если кто-то что-то и понимает, то определенно не будет выполнять неимоверно скучные учебные задания.

Бывает и по-другому. Игровая форма, ориентированная на общение, обмен мнениями и т.д., где содержание практически на нуле из-за отсутствия должной образовательной подготовки по предметам. Такое образование стремиться к ярким формам и имеет скудное содержание, в согласии с законами рынка. Каждый урок как будто продаётся, как вещица в магазине. Красивая упаковка, за которой одноразовая вещь.

В школе преподносится на равном уровне наука, религия и паранаучные теории, так отрицается объективное истинное знание. Большинство учащихся совершенно ничего не понимают ни в каких науках. Да что и говорить про понимание, в то время как можно встретить такие тяжелые случаи, когда выпускник не может показать на географической карте Африку или семиклассник читает по слогам. Бороться с таким положением внутри школы пытаются весьма негуманным способом, но зато отвечающим реалиям современной рыночной морали — разделением на сильные и слабые классы, а внутри класса – на сильных и слабых учеников. Нормально ли это, сознательно разграничивать детей на умных и не очень, вместо того, чтобы тянуть до высокого уровня всех? Свое же низкое качество образовательной работы учителя объясняют тем, что дети какие-то не такие пошли, глупые и ленивые, как будто учителя — садоводы, рассуждающие про ягоды в огороде. Они боятся посмотреть правде в глаза, боятся осознать, что ценностям из телевизора они ничего не могут противопоставить, потому что сами являются носителями этой же потребительской морали, потому что сами низкообразованы. Попасть же в хорошие учебные заведения, которые достаточно материально обеспечиваются и в которых относительно качественное образование, не так-то просто и не каждому возможно. Тому, кто с деньгами, открыты все двери, остальным – лишь то, что дает государство. Весьма несправедливо, но совершенно реально. Хотя и в престижных школах, уровень образования не на много отличается от остальных, зачастую там просто больше учебная нагрузка, построенная не на содержательности и качестве, а на количестве.

Все выше обозначенные процессы отлично завершает введение Единого государственного экзамена. Долой логику и живую мысль, даешь «поле чудес» на экзамене. На три экзамен сдать очень легко, на высокий балл – очень сложно. На три подготовят в школе, если же хочешь большего, обязательно нужен репетитор, что не всем по карману. И главное, это волшебное положение, что такой экзамен уравнивает всех выпускников и поступающих, только вот жаль, что уровень образования в сельской школе и в центре крупного города отнюдь не одинаковый. Еще ЕГЭ объективно оценивает знания, избавляет от предвзятости экзаменаторов и коррупции, только жаль, что результаты ЕГЭ также можно купить, а в вопросах тестов можно найти фактические ошибки.

Кто же, если не мы, молодые и горячие, с не опошленными умами и не опосредованные семейной и рабочей обыденностью, можем увидеть сознательное оболванивание нашего поколения? Нам и нашим товарищам нужно лишь начать смотреть на образование не через призму школьных формальностей, а начать искать альтернативу тому вздору, что нам пишут в учебниках и говорят на уроках. Т.е. искать научную истину, чтобы понять всю фальшь общественной системы и бороться за то, чтобы нам говорили правду, чтобы с нами работами грамотные педагоги, чтобы мы не боялись думать и критиковать. А пока, самообразовывайтесь!


Какая в школе царит философия?

Школа — это общественный институт, цель которого — «правильная» социализация человека. Это безусловное определение школы. Конкретная школа сегодня — это школа в нашем обществе, в капиталистическом обществе. И эта конкретная школа имеет конкретные задачи в рамках «правильности» социализации: воспитание покорных, исполнительных, не думающих работников, дешевой рабочей силы. Такова сущность школы в нынешних условиях.

Среди школ имеет место социальная стратификация. Есть школы элитные, статусные, а есть обычные. В «хороших» школах задачи корректируется в сторону «овладения навыками успешного человека». Т.е. учат быть грамотными владельцами своего жизненного положения. Обычные школы обходятся стандартным обучением писать, читать, считать и сколько-нибудь сносно выражать свои мысли. Таковых абсолютное большинство. Эти виды отражают классовое расслоение общества.

В этих условиях идёт активная ликвидация пережитков советского образования. Сначала была ликвидация материалистических основ в гуманитарных школьных дисциплинах новыми учебниками по истории и обществознанию, введением экономики и права и проч. Затем расправились с естественнонаучными. Под вывеской реформ начался поход на объективное знание. Сократили часы физики, химии, биологии и ввели новую методологию преподавания.

Итак. Современному обществу, с данным развитием производительных сил и производственных отношений, присуще реалистическое мышление. Никто всерьёз не наделяет окружающий мир человеческими качествами, так как машины и индустрия подорвали такую парадигму мышления. Но это совсем не означает, что материализм победил, а идеализм потерпел поражение. Религиозный дурман и различные формы иррационалистического мышления адаптируются к новым условиям и находят новые возможности воспроизводиться в сознании людей. Они то и становятся страшным оружием в руках правящего класса, нацеленного на уничтожение пережитков советского образования и всяческих зачатков рационального мышления.

Одним из самых значимых предметов в школе является биология. Она даёт ответ на самый простой и задаваемый вопрос о происхождении человека. И в этом ответе более всего видны те приёмы школы, которыми убивают здравомыслие. Убивают не напрямую, насаждая поповщину или мистицизм, убивают старым приёмом идеализма. Методология современного преподавания биологии требует либерального подхода и плюрализма, требует разбора всех возможных теории и концепций. В том числе, например, теологической и инопланетной. Таким образом, фактически отрицается объективная истина. Знание превращается в набор мнений, а образование — в игру, где нужно выбрать самое забавное. Науке и всему здоровому человечеству известно, что вселенная и Земля существовали до происхождения человека и общества. Это объективная истина. Так считают материалисты. Если же объективной истины нет, то любое знание становится наравне с наукой, любая теория — наравне с научной. Вот в этом проволакивании отсутствия объективного знания, заключается верховная цель этого уравнивания попов, мистиков и великого ученого Дарвина, к примеру.

«Еще в начале века Ленин заметил, что фронт идейной борьбы изменился. В книге «Материализм и эмпириокритицизм» он указывал на это изменение с достаточной ясностью. Главный поток реакционных идей направлен теперь против абсолютного содержания человеческого сознания, против убеждения в том, что оно отражает независимую от нас объективную действительность (выделено мной). Основателям научного коммунизма Марксу и Энгельсу не приходилось с такой настойчивостью подчеркивать этот великий принцип материалистического мировоззрения, ибо господствовавшая в их времена форма буржуазного мышления крепко держалась за «вечные истины» классового общества, изображая это общество оплотом культуры и прогресса. Либерализм XIX века не обращался еще в такой степени к реакционной софистике, голому «зряшному», как писал Ленин, отрицанию, не отрекался от разума, не прибегал в широком масштабе к «распятию интеллекта», чтобы придать своим ложным идеям видимость революционного бунта против устаревшей цивилизации» (Лифшиц).

Так мы видим, что отрицание объективного знания — не новый приём. Сегодня он активно используется в школе руками учителей для одурманивания молодёжи.

Так же дело обстоит и с высшим образованием. Все те же приёмы и методы. «Они были допущены к учебе в университетах тогда, когда на место рационализма и анализа в качестве «метода исследования» пришли «переживание», «чувствование» (Дильтей) и «любовное понимание» (Больнов), когда было запрещено критическое мышление, когда целью образования стало насаждение иррационального мировоззрения. Дьёрдь Лукач описывает эту «определенную философскую атмосферу» в конце века как «разложение рационального «доверием» и «пониманием», уничтожение прогресса верой, некритическое отношение к иррационализму, мифам и мистике»... «логика сердца»... превратилась в «научный принцип», а интуиция — в «орган познания», приход девушек в университеты не мог освободить их от пут иррационализма и обывательских представлений о мире, напротив, университет все больше и больше насаждал и укреплял иррационализм и мещанство». (Майнхоф).

Так произошло с допуском широких слоёв в ВУЗы, с допуском женщин и пролетариата в Европе. Это описание иррационализма и некритического отношения к действительности прекрасно подходит к нашей современной ситуации. К нашим высшим учебным заведениям...

Вернёмся в школу. В чем опасность такой позиции? Когда человеку с детства вбивают в голову, что любое знание необъективно, бесконечно относительно? Рано или поздно приходит представление о том, что любое знание существует только относительно его самого. Это хорошо вписывается в культуру индивидуализма, алчности, корыстолюбия и т.д., насаждаемую под флагами «предприимчивости» или «предпринимательского духа». Сейчас на книжных полках много изданий на тему «как себя правильно продать работодателю». И «продать» редко попадает в кавычки.

Добротным фундаментом всем описываемым процессам служит действительное сокращение качества труда учителей (из-за нищенских зарплат). Преподавание школьных дисциплин стало носить номинальный, формальный характер. Выпускник ничего не знает о таких науках, как физика и химия. Ровным счетом ничего. Эти области человеческого знания не требуются для «нормально» социализированного современного человека.

И это все малозначимо, ибо школа неспособна соревноваться с телевизором. Школа даёт формальные, оторванные от жизни знания, школа — это не институт социализации, сознательно выстроенный обществом, школа — это пустая галочка.

А тем временем посмотрите на маленький результат школьников Кубы. Тестирование проводилось по странам Латинской Америки, средний результат и по математике, и по языку около 40%. Куба показывает больше 80%. Комиссия не поверила Острову Свободы и перепровела тестирование. Результат подтвердился. Кубинцы могут быть спокойны за своё будущее. Конечно, это маленький тест, но всемирно известно, что социализм вообще, и социализм Кубы в частности, показывает лучшие результаты в образовании. Причем в образовании по-настоящему для всех, бесплатном и общедоступном. И их школа, как институт общества совершенно с другими целями, совершенно не так, как мы привыкли в последнее время.

Так все мы закрываем глаза, в суете и повседневности, на то, что нам и молодому поколению насаждают грубую идеологию тупого стада.

Самое страшное для правящего класса и системы устройства общества — это наше осознание собственного положения.


ОДМ

Комментарии:

Метки: манипулирование | мировоззрение | образование | общество | политика | понимание | школа

Похожие статьи:
Замысел реформы образования. Реконструкция.
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
НедавниеПопулярныеСлучайные
Использование и распространение материала приветствуется
(с активной ссылкой на источник)
Творческое объединение ПРАВДА© 2008-2016