Регистрация



Новости от RedTram

Новотека

Свежие комментарии

Все комментарии

Опрос

Растения вырабатывают кислород?
 
 
 
Всего голосов: 75
Категория: Наука
Просмотреть все опросы

Подписка

Введите свой Email:

Десакрализация образа власти
(1 Проголосовало)
Статьи от сайта Мидгард-ИНФО

Десакрализация образа властиЛюбая оппозиция, начинающая на полном серьёзе разоблачать «свинцовые мерзости» режима, сама и работает на укрепление властной суггестии, гипноза власти над подавленным народом. Смех не только уничтожает самовнушение общества по отношению к власти, но запросто может вообще смести все властные институты...

А почему же Ленин гриб?

«Ленин - гриб» - это сюжет телевизионной программы «Пятое колесо», подготовленный журналистом Сергеем Шолоховым и музыкантом Сергеем Курёхиным, которая впервые была показана 17 мая 1991 года на Ленинградском телеканале. Сюжет был построен в виде интервью, которое Сергей Шолохов берёт у Сергея Курёхина, и представляет собой едкую сатиру на псевдонаучные телепередачи и репортажи.

Курёхин изложил некий миф, согласно которому Ленин употреблял в больших количествах галлюциногенные грибы, в результате чего сам превратился в гриб. Причем этот совершенно абсурдный тезис не преподносился телезрителям сразу - вместо этого постепенно создавалась иллюзия некого логичного доказательства с цитатами из самых разнообразных источников.

Прошло почти 20 лет, уже и Курехина нет давно, а вот передача осталась в памяти. И совсем не как едкая пародия на "научпоп" и даже не как дико смешная талантливая вещь - да мало ли за это время было вещей талантливых, смешных. Запомнилось другим - это была первая в нашей истории попытка высмеять Ленина, и, пожалуй, единственная удачная. Собственно, к Ленину это даже и отношения прямого не имело - высмеивался сакральный образ, сама его табуированность разрушалась, а следом за этим стало "можно все".

Я бы обратил внимание на дату - середина мая 1991 года, еще сидит на Старой площади ЦК КПСС и газеты цитируют "дорогого Михаила Сергеевича". Но уже через 3 месяца все закончится и страна советов начнет на глазах расползаться на части, заметим, к общему восторгу. Это потом пришли другие чувства, а тогда все радовались и улюлюкали.

Любая власть - это внушение, суггестия. Без суггестии миллионы людей не могут подчиняться плешивому и не очень умному человеку в кресле Генерального секретаря или президента, а также выполнять приказы из середины всей властной пирамиды, которая олицетворяется тем, кто сидит на ее верхушке. Внушение вообще строится на образах - в данном случае на образе вождя, лидера. И если у действующего лидера не хватает соответствующих качеств, то ему на помощь приходит образ Великого вождя, родоначальника всех идей и так далее. Он играет роль "магического шарика", светящегося кристалла в руках провинциального гипнотизера.

К весне 1991 года все остальные табуированные сакральные образы были уже разрушены - как действующих фигур, и без того довольно слабых, так и образов прошлого - причем над десакрализацией большинства исторических фигур основательно поработала сама Советская власть. Оставался нетронутым только Ленин.  

Десакрализация образа власти"Оказался наш отец..." 

Можно считать, что началось все с разоблачения "культа личности", когда "оказался наш отец не отцом, а сукою". Такие вещи даром, конечно, не проходят, и когда "рвется цоколь монумента", разрывается и суггестивная связь между властью и народом. Сталин же был очень важным воплощением власти, ее главной аватарой на протяжении четверти века. И когда на место восторга и восхищения пришел скепсис, магия власти начала разрушаться уже сама по себе.

Хотя, справедливости ради следует отметить две важных вещи.

Первое - это развенчание образа Сталина не позволяло насмешек над ним. Сталина обвиняли в колоссальных злодействах, но именно масштаб этих злодейств, натуральных и мнимых, не позволял нарушить величия фигуры. Злой бог - это все равно бог, и Сталин оставался, пусть и недобрым, но великим советским божеством. Ему уже нельзя было приносить свое восхищение, но его нужно было задабривать жертвами "во избежание".

Второе - разрушать суггестивный образ Советской власти начал сам Сталин, видимо, по неопытности. Развенчание и разоблачение Троцкого и "ленинской гвардии" на самом деле было чрезвычайно болезненным для массового сознания, просто мы этого уже не помним, давно было. Но факт - новый советский кумир, Лев Давидович, создатель Красной армии и главный герой Гражданской войны оказался на финал воплощением инфернального зла. Довольно забавно, но в борьбе с троцкизмом пошли в дело и агитматериалы, которые создавались белыми для дискредитации Советской власти через образ Троцкого, который скрещивали с образом Антихриста и получалось очень страшно.

Надо сказать, что развенчание образа Троцкого, кумира Красной армии, а следом за ним и множества популярных военачальников, также бывших символами побед и свершений, хотя и менее значимыми, сыграло свою роль и в поражении СССР в начальном периоде войны - командный состав был в достаточной степени морально дезориентирован прошедшими повальными арестами, в результате потери Красной армии пленными составили больше миллиона. Более того, до 15% личного состава германских пехотных дивизий было укомплектовано "хиви" - вспомогательными отрядами из бывших военнопленных. Такого массового предательства русская армия не знала ни до, ни после. И это была в основном молодежь, выросшая уже при Советской власти - более позднее пополнение старших призывных возрастов подобным "раздвоением сознания" не страдало, и массовое дезертирство прекратилось. Для понимания внутренних мотивов массового предательства можно почитать мемуары Авторханова, до войны бывшего партийного работника, репрессированного, перешедшего на сторону нацистов во время войны.

Мы сейчас не обсуждаем моральную сторону вопроса - предательство есть предательство, но у него есть мотивы, а у мотивов есть причины. В сущности, в более позднюю эпоху мы также наблюдали феномен массового предательства, однако в совершенно иных обстоятельствах - но со сходными внутренними механизмами.

По существу, развенчивание образа Сталина тоже привело к внутриполитическому кризису - проявлениями его были и перевороты с "недоворотами", и отчуждение власти и народа с событиями, наиболее ярким из которых стал Новочеркасский расстрел, и появление советских диссидентов. Надо подчеркнуть - именно советских, патриотически настроенных по отношению к СССР инакомыслящих - генерала Григоренко, Краснопевцева, позже Солженицына, Зиновьева и Сахарова.Это разрушало ткань "советского образа", но все же она не теряла своей основы - люди начинали ужасаться деяниям властей, но пока еще не решались смеяться над ними.  

Десакрализация образа властиДети кукурузы

Первым, на кого нацепили клоунскую маску, был по иронии судьбы, разоблачитель Сталина Никита Хрущев. Над ним, несмотря на то, что человек он был совсем не смешной - вспомним тот же расстрел рабочих в Новочеркасске или едва не начатую ядерную войну с США, вспомним успехи Советской армии и КГБ в деле крушения мировой колониальной системы, войну во Вьетнаме. Однако в историю он вошел как "Никита-Кукурузник" - и это стало прелюдией к краху великой страны.

Над "дорогим Леонидом Ильичем" смеялись практически весь 18-летний период его правления. Он и сам давал поводы, в первую очередь тем, что не хотел, чтобы его боялись. Хотя тоже навряд ли был таким уж смешным - за плечами у него была и война, и целина, и советская космическая программа, и руководство всем военно-промышленным комплексом. Именно в его правление был достигнут паритет с США в области ядерных вооружений - и со всем миром в области обычных. При нем полной победой закончилась война во Вьетнаме и треть планеты стала "рублевой зоной", а вторжение в Афганистан закончилось его полной оккупацией всего за две недели - сравним, чего это стоило всему блоку НАТО в недавнем прошлом. Но Леонид Ильич, повторю, не стремился быть страшным, за 18 лет в тюрьме оказалось едва 200 диссидентов, и те получали сроки не больше 3-х лет, после чего оказывались кто в Европе, кто в Штатах. Именно в этот момент было потеряно нечто важное, что не позволяло переходить некий барьер, за которым, по народному выражению, "ничего святого".

Над Юрием Владимировичем и Константином Устиновичем посмеяться просто не успели - больше грустили, хотя и не слишком. А эпоха Михаила Сергеевича как раз и привела к казавшемуся малозаметным событию - программе «Пятое колесо», подготовленной журналистом Сергеем Шолоховым и музыкантом Сергеем Курёхиным на 17 мая 1991 года. Все остальное уже было не просто десакрализировано, а пришло в состояние полного всенародного комикса - оставался только Ленин. Но он стал грибом... И понеслась...

Сакрализации образа первого президента России Бориса Николаевича как-то сразу не сложилось. Несмотря на то, что он был как бы антиподом Михаила Сергеевича, над ним смеялись просто по инерции, как над "следующим". И вот же что интересно, хоть и купался Ельцин в крови по самые эти места - чего стоит хоть Чечня, хоть расстрел Дома советов, а ведь был еще и Таджикистан, и Приднестровье, и Абхазия, а вот страха не вызывал. И смеялись. Какие уж тут "священные символы": государственный герб - мутант, флаг - власовский, попы водкой торгуют, президент "работает над документами" не просыхая...   

Десакрализация образа властиЭльф Добби и сын

И вот тут случилась эпоха Владимира Владимировича (будем считать, что с Дмитрием Анатольевичем). Путин потребовал серьезного отношения к государству, и на какой-то момент все повелись. До священных символов, конечно, дело не дошло, но страху нагнал. Посадил Ходорковского - вопрос спорный, поскольку теперь Михаил Борисович выглядит ничуть не хуже Льва Давидовича, но страх был. И уж не знаю умом ли или просто нутром почувствовал, но смеяться над собой воспретил очень наглядно - где теперь Гусинский, позволивший себе называть Путина "крошкой Цахесом"? Да и следующий, кто обнаружил сходство Путина с эльфом Добби, тоже пожалел. И как-то перестали смеяться. Довольно надолго.

Надо заметить, что Путин совершенно не пресекал всякие ужасы про себя - пожалуйста, рассказывайте, бойтесь. Светлого образа у новой власти не склалось сызначала, она и не "парилась" по этому поводу - "Урфин Джюс великий и ужасный" ее вполне устраивал. Как уже было сказано, злой бог - все равно бог, даже если он из сказки писателя Волкова.

Но время идет, и возникает вопрос смены власти, а следом за этим - и вопрос о технике этой смены. Щадящий вариант - с демонизацией и последующим выводом в учебники истории, в современной России не очень проходит. Путинская власть сама себя демонизирует в течение уже 12 лет, строит свою властную суггестию на страхе и ужасе. То есть любая оппозиция, начинающая на полном серьезе разоблачать"свинцовые мерзости" режима, сама и работает на укрепление властной суггестии, гипноза власти над подавленным народом.

С другой стороны, как мы видим, смех не только уничтожает самовнушение общества по отношению к власти, но запросто может вообще смести все властные институты, государственность и вообще все к чертовой матери.

Путин и особенно Медведев - действительно смешны, смешны объективно. Какие бы ужасные хари и еще более ужасные дела они не корчили. Два небольших человечка, притащившие во власть всю мерзость с самых подонков российского общества и надеющихся править всей этой сточной канавой? Самый их ужас - смешон, вот в чем дело. На плаху будут тащить, а все равно с них животики надорвешь. Вот такие мастера жанра.

Но что делать со страной? Она ведь в дерьме по нижнюю губу, рассмеется - захлебнется. Нельзя смешить висящего над пропастью. Нельзя смешить паралитика - хи-хи и помер...

У меня нет ответа на этот вопрос, честно. Я знаю, как защекотать до смерти, но вот не хочется так, чтоб насмерть. Не знаю...

Источник

Комментарии:

Похожие статьи:
Погранцы - власти
Нет образа без…
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
НедавниеПопулярныеСлучайные
Использование и распространение материала приветствуется
(с активной ссылкой на источник)
Творческое объединение ПРАВДА© 2008-2016