Регистрация



Новости от RedTram

Новотека

Свежие комментарии

Все комментарии

Опрос

Растения вырабатывают кислород?
 
 
 
Всего голосов: 75
Категория: Наука
Просмотреть все опросы

Подписка

Введите свой Email:

Управляемые Выборы
(1 Проголосовало)
Манипулирование

Управляемые выборы

“Управляемая демократия” - это псевдоним современной номенклатурной олигархии, в которой выборы являются важнейшим из объектов управления. Идеальный вариант управляемых выборов - это когда, с одной стороны, присутствует видимая альтернативность, необходимая для того, чтобы соблюсти приличия перед лицом западных президентов и премьеров, а с другой стороны, - победа кандидатов от олигархии надежно обеспечена.
Административный ресурс, применяемый на управляемых выборах, включает в себя большой набор методик: это и экстремальные методики (предвыборная война, предвыборный мир, кампания борьбы с “оборотнями в погонах”, репрессии против нефтяного “олигарха”, громкая физическая ликвидация вождя сепаратистов и т.п.), и обычные, регулярные (удобные законы, монополия на СМИ, голосование воинских частей, предвыборное повышение пенсий, предвыборный ремонт дорог и мостов, налоговая проверка у спонсора оппозиции, вербовка певца Розенбаума или группы “Любэ” и т.д.).
Административный ресурс складывается из двух составляющих, одну из которых можно назвать относительно “честным” ресурсом, а другую - полностью бесчестным.
“Честный” административный ресурс - это, так сказать, естественные преимущества, которые имеют административный олигарх или его креатура перед обычным кандидатом. Часть российских избирателей - примерно 10% - вообще всегда голосует за власть (понимая власть в широком смысле - во всей ее вертикали от президента до участкового милиционера). Голосует по разным мотивам: из уважения к государству, с властью отождествляемому; из соображения “не было бы хуже”; из страха возможных репрессий за неправильное голосование; из принципиального неверия в честность и продуктивность оппозиции. Кроме того, у кандидатов от начальства не бывает проблем с финансированием и заведомо бОльшие возможности для саморекламы в СМИ.


Бесчестный административный ресурс - это, во-первых, способность помешать регистрации кандидата от оппозиции или снять его с регистрации. Во-вторых, это “право” организовать оппозиционному СМИ смену собственника в порядке “спора хозяйствующих субъектов”. В третьих, это “право” завести на неугодного кандидата уголовное дело, в том числе полностью сфабрикованное. В-четвертых, это возможность “корректировать” итоги выборов: нечестный подсчет голосов, вброс дополнительных бюллетеней, порча “ненужных” бюллетеней.

За четыре первых года правления Путина по всей стране распространилась т.н. “башкирская избирательная технология” - когда неугодный “партии власти” потенциальный победитель выборов либо получает отказ в регистрации своей кандидатуры, либо снимается с регистрации уже в ходе избирательной кампании. При Ельцине эта технология тоже практиковалась - но, главным образом, на местном уровне и скорее при попустительстве федеральных властей, чем по прямому согласованию с ними. Кроме того, эта технология практиковалась не повсеместно, а в ограниченном числе регионов - прежде всего в Башкирии Муртазы Рахимова (откуда и выражение “башкирская избирательная технология”), Калмыкии Кирсана Илюмжинова, в Приморье Евгения Наздратенко. (В некоторых других регионах - в Чеченской республике, в Дагестане, отчасти в Татарии - “башкирские” приемы раньше тоже использовались, но играли меньшую роль, уступая первое место прямой фальсификации итогов).
В 2000-2002 гг., еще до вступления в силу нового выборного законодательства, “башкирская избирательная технология” была применена на выборах губернатора Саратовской области (март 2000), губернатора Ханты-Мансийского автономного округа (март 2000), губернатора Курской области (октябрь 2000), главы администрации Коми-Пермяцкого автономного округа (декабрь 2000), мэра Сочи (апрель - май 2001), губернатора Приморского края (июнь 2001), губернатора Нижегородской области (июль 2001), губернатора Ростовской области (сентябрь 2001), президента Якутии (декабрь 2001 - январь 2002), президента Северной Осетии (январь 2002), президента Ингушетии (апрель 2002), мэра Нижнего Новгорода (сентябрь 2002), мэра Кызыла (октябрь 2002).2

В 2003-2004 гг. - то есть уже после вступления нового избирательного закона в силу - отказ в регистрации и снятие кандидатов с выборов были применены на выборах Государственного собрания (Курултая) Башкирии (март 2003), мэра Новороссийска (март 2003), Законодательного собрания Ростовской области (март 2003), мэра Норильска (апрель 2003), городской Думы Владивостока (июнь 2003), главы администрации Омской области (август-сентябрь 2003), президента Чечни (сентябрь - октябрь 2003), депутатов Государственной Думы РФ (декабрь 2003), главы администрации Кировской области (декабрь 2003), повторных выборах мэра Ноябрьска (январь 2004), выборах губернатора Краснодарского края (март 2004), выборах мэра Владивостока (июль 2004), новых выборах президента Чечни (август 2004).
Кроме того, на выборах губернатора Санкт-Петербурга (сентябрь - октябрь 2003) была применена “мягкая” форма “башкирской технологии”: безусловный фаворит избирателей, действующий губернатор Владимир Яковлев был предварительно фактически подкуплен должностью вице-премьера, чтобы сделать выборы практически безальтернативными и обеспечить переход власти во второй столице в руки личных друзей президента. Аналогичная “мягкая” форма была применена на повторных выборах мэра Ноябрьска (январь-февраль 2004) и на выборах губернатора Воронежской области (март 2004) - в обоих этих случаях потенциальных победителей убедили “добровольно” снять свои кандидатуры.
“Супербашкирское” избрание президента Чечни Ахмата Кадырова в октябре 2003 было к тому же дополнительно обеспечено тотальной и откровенной фальсификацией. Столь же “супербашкирски” были организованы, после гибели Кадырова, и выборы президента Алу Алханова.
Выборы городской Думы Владивостока в июне 2003, несмотря на отмену регистрации ряда оппозиционных кандидатов, дали победу оппозиции. Однако итоги выборов по двум округам, в которых победили неугодные местной власти кандидаты, были отменены судом по инициативе горизбиркома, лишив оппозиционный блок “Свобода и народовластие” завоеванного им большинства.
Что касается выборов Государственной Думы в 2003 году, то наиболее значимым политическим силам участвовать в этих выборах власть не препятствовала. И все-таки две оппозиционные партии - левая Национал-большевистская партия (НБП) Эдуарда Лимонова и правая “Либеральная Россия” Бориса Березовского - Ивана Рыбкина к участию в этих выборах не были допущены. Кроме того, десятки кандидатов в одномандатных округах были отстранены от выборов - большинство из них были противниками либо федеральной, либо местной власти, причем такими, которые имели серьезные шансы на победу над официальными кандидатами.
Наконец, только прямыми фальсификациями результатов волеизъявления избирателей было достигнуто пропутинское конституционное большинство в Государственной Думе и только благодаря прямым фальсификациям лишились представительства в ГосДуме либералы - по крайней мере одна из двух либеральных партий (”Яблоко” Григория Явлинского).
Откровенно и нагло были фальсифицированы выборы президента Башкирии (декабрь 2003).
На этом “силовом” фоне традиционная монополия кандидатов от бюрократии на государственном телевидении, и другие относительно “честные” способы привлечения электората на сторону партии власти выглядят почти простительно.

Правка избирательного законодательства (2002-2004)

12 июня 2002 В.Путин подписал новый закон “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” (принят Государственной Думой 22 мая 2002; одобрен Советом Федерации 29 мая 2002).
В некоторых частностях принятый 12 июня 2002 и вступивший в действие с ноября 2002 года новый закон “Об основых гарантиях избирательных прав” имеет внешние преимущества по сравнению со старым.
Например, отменить регистрацию кандидата (или списка кандидатов) теперь возможно не позднее чем за 5 дней до выборов и главным образом по суду. Перестали быть основанием для отказа в регистрации и для отмены регистрации неточности и умолчания в имущественной декларации кандидата (за избирательными комиссиями осталось лишь право сообщить избирателям о сокрытии или искажении кандидатом сведений о своем имущественном положении). Появилась возможность выдвижения кандидатов от партии без сбора подписей и внесения денежного залога. В закон вошла поправка депутата от партии “Яблоко” Сергея Митрохина, предусматривающая на выборах руководителей субъектов федерации обязательный второй тур голосования в тех случаях, когда в первом туре ни один из кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов от числа избирателей, пришедших на выборы.

С другой стороны, фактически этот закон сильно расширяет возможности “министерства выборов” и его подразделений на местах “управлять демократией”. В частности, он легализует “башкирскую избрательную технологию” - применение административного ресурса для отстранения опасных кандидатов от участия в выборах.
Новый закон предусматривает 13 (тринадцать!) оснований для отказа в регистрации, 4 (четыре) основания для аннулирования регистрации решением самого избиркома и 6 (шесть) оснований для отмены регистрации решением суда по заявлению избирательной комиссии.
Кроме того, могут быть отменены и результаты голосования - или вышестоящим избиркомом (”если при проведении голосования или установлении итогов голосования были допущены нарушения настоящего Федерального закона, иного закона, регламентирующих проведение соответствующих выборов…”) или решением суда - для этого предусмотрены 4 (четыре) основания.
Три универсальных предлога (”основания”) для отказа в регистрации или ее аннулирования являются, по всей видимости, наиболее перспективны для “управления выборами”, это:
1)превышение кандидатом или предвыборным блоком установленной законом суммы расходов больше, чем на 5%. Этот предлог может использоваться также для объявления итогов голосования недействительными (правда, для отмены итогов доказанное превышение должно быть больше, чем на 10%);
2)нарушения кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком пункта 1 статьи 56 настоящего Федерального закона (то есть “злоупотребление правом на проведение предвыборной агитации” - что поддается очень широкому толкованию);
3)неправильное указание кандидатом своей должности и места работы. Это тоже поддается бесконечно широкой и избирательной трактовке, и во время кампании 2003 года по выборам в Думу власти именно этот предлог использовали особенно широко.
Впрочем, как показал последующий опыт, закон позволяет отсекать кандидатов от участия в выборах и по более экзотическим мотивам, например, - в связи с “недействительностью паспорта” (как случилось летом 2004 с паспортом оппозиционного кандидата на пост президента Чечни Малика Сайдуллаева), или из-за “сокрытия” кандидатом своей должности профессора (казус экс-генпрокурора Юрия Скуратова на думских выборах 2003 года).

В новом законе была сохранена и даже усилена возможность его инструментального, избирательного применения.
На период избирательных кампаний новый закон запрещает совершать “действия, имеющие целью побудить или побуждающие избирателей голосовать за или против кандидатов (списков) или против всех” вне рамок рекламы, оплаченной из зарегистрированных избирательных фондов, - то есть существенно ограничивает конституционное право СМИ (и выступающих в СМИ граждан) высказывать свое мнение. Фактически на период избирательных кампаний был введен запрет на политическую аналитику, поскольку закон приравнял ее к предвыборной агитации, разрешенной только за счет официальных избирательных фондов. Нарушение этого запрета со стороны сторонников оппозиционных партий неизбежно приводило к обвинениям в “злоупотреблении правом на проведение предвыборной агитации”, а последнее могло являться законным основанием для снятия кандидата или блока с регистрации.
Закон дает избиркомам большие полномочия - в том числе использовать противоречия в существующем законодательстве. Например, финансирование избирательной кампании помимо избирательного фонда избирательного фонда запрещено избирательным законом, но в то же время СМИ - в соответствии с законом о СМИ - обязаны информировать население о всех значимых событиях. Поэтому, если телеканал пропагандирует президента или министра - лидера “Единой России”, - ЦИК считает, что это законное информирование населения. Если же в телепередачу попадает кандидат, нежелательный власти, то возникает вопрос, оплатил ли он телепередачу из своего избирательного фонда, а если не оплатил, то не следует ли его снять за это с выборов.
Теоретически законодательство декларирует право любого гражданина на высказывание своего мнения. С другой стороны, запрещена агитация должностных лиц и использование ими на выборах своего служебного положения. На практике это означает, что если президент агитирует за “Единую Россию” или своего фаворита на губернаторских выборах - то это его ЗАКОННОЕ право как гражданина высказывать свое мнение. Но если помощник оппозиционного депутата участвует в избирательной кампании своего шефа - то это НЕЗАКОННОЕ использование депутатом своего должностного положения. Если своего помощника точно так же использует баллотирующийся в новую Думу депутат от пропрезидентской партии, вопрос о законности/незаконности просто не возникает.

В новом законе о выборах присутствует также попытка осложнить применение основного противоядия против “башкирской избирательной технологии” - голосования “против всех”. Фактически теперь агитировать или побуждать иным способом к голосованию “против всех” разрешено только зарегистрированным кандидатам, поскольку у иных сторонников кандидата “против всех” по определению не может быть избирательного фонда.
Пока что не существует правового механизма наказания частных лиц, агитирующих за “против всех” помимо избирательного фонда, но уже можно наказать СМИ, озвучивающие эту точку зрения.
Помимо принятия собственно нового закона о выборах, в 2002-2004 гг. в два этапа (сентябрь 2002 и май-июнь 2004) было существенно ограничено право на референдум, внесены поправки в закон о СМИ. Кроме того, была изменена ведомственная принадлежность автоматизированной системы ГАС “Выборы”.
В сентябре 2002 администрация президента голосами “право-путинского” большинства провела через Думу ограничение права на референдум временными рамками: отныне запрещено устраивать референдум за год до и в течение трех месяцев после федеральных выборов - парламентских и президентских. За поправки к Федеральному конституционному закону о референдуме Российской Федерации проголосовали не только депутаты от СПС (кроме правозащитника Сергея Ковалева, голосовавшего “против”), но и от “Яблока” (кроме петербургского адвоката Сергея Попова, уклонившегося от участия в голосовании). Принятый Думой 20 сентября 2002 и одобренный Советом Федерации 25 сентября закон “О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон о референдуме Российской Федерации” был подписан Путиным 27 сентября 2002.
В марте 2003 года в рамках реформы спецслужб в ведение ФСБ была передана Государственная автоматизированная система (ГАС) “Выборы”. До 11 марта 2003 система ГАС “Выборы” находилась в ведении Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ), отныне упраздненной.
В июне 2003 были приняты президентские поправки к закону о СМИ, которые ввели ранее отсутствовавший механизм наказания СМИ за нарушения закона о выборах. Правда, уже в разгар думской избирательной кампании осенью 2003 года, вердиктом Конституционного суда, вынесенным по запросу ряда журналистов и депутатов, было предписано более мягкое толкование закона. КС признал неоправданными такую интерпретацию закона о СМИ, которая фактически запрещала на период избирательных кампаний информирование и политическую аналитику, не оплаченную из избирательных фондов участников выборов. Однако это решение КС всего лишь дало журналистам некоторую возможность бороться с наиболее наглыми перегибами (в смысле: жаловаться по инстанциям, ссылаясь в качестве довода на КС),- а собственно право толковать, какую информацию и аналитику следует считать агитацией, а какую не следует считать, и после этого все равно осталось за избиркомами.
19 мая 2004 президент внес в Думу поправки к законодательству о проведении референдумов, которые были приняты Думой 11 июня сразу во втором и третьем чтениях (СФ одобрил поправки 23 июня, президент подписал закон о поправках 28 июня 2004). Закон существенно затрудняет процесс инициирования референдума. В частности, вместо одной инициативной группы теперь необходимо создать в разных субъектах федерации как минимум 45 групп численностью не менее 100 человек каждая. Срок сбора двух миллионов подписей в поддержку инициативы сокращен с трех месяцев до двух.
В августе 2004 Центризбиркомом предложил новый пакет поправок в избирательное законодательство, имеющих своей целью увеличить зависимость процесса и итогов голосований от “министерства выборов”. Наиболее радикальная реформа, предложенная ведомством Вешнякова, - это увеличение “пропорциональной составляющей” на выборах депутатов ГосДумы вплоть до избрания всех депутатов по пропорциональной системе. Для расширения возможностей снимать кандидатов в выборов ЦИК предлагает уменьшить допустимый процент недостоверных и недействительных подписей, собираемых в поддержку кандидата, с 25% до 5% (правда, в качестве некоторого возмещения предложено исключить из закона норму, предусматривающую возможность отказа кандидату в регистрации или отмены его регистрации за предоставление недостоверных биографических сведений, оставив в качестве такого основания только сокрытие сведений о неснятой судимости и двойном гражданстве).

Выборы “Единой России”

Выборы в Государственную Думу 4-го созыва 7 декабря 2003 по своим тактико-техническим характеристикам занимают среднее положение между осенними выборами в Санкт-Петербурге и в Чечне. Они были значительно более свободными, чем в Чечне, и существенно менее честными, чем в Санкт-Петербурге.
Две в достаточной степени известные и значимые партии не были допущены до участия в выборах: Национал-большевистская партия (НБП) Эдуарда Лимонова и партия “Либеральная Россия” Бориса Березовского - Ивана Рыбкина.
НБП отрезали от выборов еще на дальних подступах: эта партия не смогла получить официальную регистрацию Минюста, несмотря на все свои усилия. Формальные предлоги, которые выдвигал Минюст для нерегистрации, были явно лицемерными. Реальная причина отказа - нежелание допустить НБП, популярную среди молодежи (и еще более ПОТЕНЦИАЛЬНО популярную среди той же молодежи) к выборам. НБП не является, конечно, в настоящий момент серьезной электоральной силой, но в еще меньшей степени такой силой являются примерно 13 из 23-х партий и блоков, участвовавших в думских выборах 2003 года. А при определенных условиях НБП могла расчитывать, чем черт не шутит, даже и на 5-процентный барьер.
Но в итоге НБП осталась полу-хулиганской тусовкой томато-, яйце- и майонезометателей, а голоса впервые пришедших на выборы подростков вместо НБП получила ЛДПР Владимира Жириновского, теряющая поддержку представителей старших поколений от выборов к выборам. Чего, видимо, и хотели в Кремле: партию Жириновского там со времен Ельцина холят и лелеют, а партию Лимонова ненавидят и откровенно боятся.
“Либеральная Россия” Березовского-Рыбкина возникла в результате раскола старой “Либеральной России” (лидеры - Сергей Юшенков, Виктор Похмелкин, Борис Березовский) на две одноименные партии. Минюст и Центризбирком предпочли считать легитимной “ЛибРоссию”, возглавляемую Виктором Похмелкиным, которая и выступила на выборах под именем “Новый курс - Автомобильная Россия” (и получила 0,84% голосов, 12-е место).
Партия Березовского считалась “непроходимой”, и действительно, ее рейтинг не превышал 0,5-1%. Но, во-впервых, эти замеры проводились в условиях, когда партия практически нигде (кроме “Независимой газеты” и Интернета) не могла сама сказать о себе. Регистрация и официальное участие в выборах могли бы дать ЛР(б) условия для самопредставления, сравнимые хотя бы с теми, которые получила ЛР по версии Похмелкина. Но если “автомобильную” ЛР(п) трудно считать партией, политически отличимой от умеренно-демократического фона, то ЛР(б) могла реально претендовать на нишу последовательной демократическй оппозиции путинизму. Тем более, что из этой ниши осенью 2003 года выкатилось ранее занимавшее ее “Яблоко” (голосовавшее за “обрезание” права на референдум, поддержавшее во втором туре Матвиенку в Питере и прекратившее критику лично Путина). ЛР(б) могла поглотить антипутинскую составляющую электората “Яблока” и благодаря этому преодолеть 5-процентный барьер.
Во всяком случае, предположения о шансах НБП и ЛР(б) не могли быть экспериментально проверены, поскольку эти две партии были отсечены от участия в выборах по довольно сомнительным формальным основаниям.

Отсечение от выборов нежелательных для властей участников особенно нагло, откровенно и издевательски происходило в одномандатных мажоритарных округах. Препятствия в регистрации и снятия уже зарегистрированных кандидатов наблюдались на думских выборах 2003 года десятками. Иногда это был просто продукт борьбы между самими кандидатами, которые пытались снять друг друга с выборов с помощью судов и избиркомов - в этих случаях Центризбирком и Верховный суд в Москве иногда проявляли объективность и восстанавливали регистрацию. Иногда это была инициатива местной власти, которая убирала своих критиков, - Москва в данном случае могла подтвердить или не подтверить ликвидацию кандидата, исходя из политической целесообразности. Но иногда это был прямой заказ “из-за стенки” (кремлевской) - и тогда любые жалобы несостоявшегося кандидата были бессильны.

Вот только некоторые наиболее громкие примеры применения этой избирательной технологии на думских выборах 2003 года.

Округ N9

В Бурятском округе N9 ради победы кандидата от “Единой России” Анатолия Старикова было отказано в регистрации кандидату КПРФ, бывшему генпрокурору Юрию Скуратову, о котором некогда сам Путин (тогда - директор ФСБ) утверждал в телевизоре, что “человек, похожий на генерального прокурора”, который развлекается с проститутками на знаменитой порнопленке, и есть сам генеральный прокурор. А ранее “человек, похожий на директора ФСБ”, передал Михаилу Швыдкому саму порнопленку для показа ее по второму государственному каналу. Видимо, после этой истории Путин стал считать Скуратова своим личным врагом, мечтающим о мести.
Для отказа в регистрации бывшему генпрокурору был избран абсурдный предлог”предоставление недостоверных и не в полном объеме сведений о занимаемой должности”, а именно: Скуратов указал свою должность завкафедрой Московского социального государственного университета (МСГУ), но “скрыл” от избирателей, что является еще и профессором этого университета. Кроме того, справка о партийности Скуратова была подписана не председателем ЦК КПРФ Геннадием Зюгановым, а его заместителем Валентином Купцовым.
Председатель ЦИК А.Вешняков поначалу пытался соблюсти приличия: 4 ноября Центризбирком отказ в регистрации Скуратова опротестовал. Однако областной избирком 11 ноября подтвердил отказ. На следующее заседание ЦИКа по жалобе Скуратова А.Вешняков, осознавший желание Кремля, просто не пришел, сказавшись больным. В отсутствие своего председателя ЦИК оставил без изменений решение окружной комиссии. Скуратов пожаловался в Верховный суд, но тот его жалобу отклонил.
(Через пару месяцев кандидат в президенты Владимир Путин указал в регистрационных документах, что занимает в настоящее время пост президента, “скрыв” от избирателей, что он является еще и председателем в Совете безопасности и Главнокомандующим. Представитель коммунистов в ЦИК Вадим Соловьев задал по этому поводу А.Вешнякову ехидный вопрос со ссылкой на “казус Скуратова”, но Путина, разумеется, зарегистрировали).
Кроме одномандатного округа, экс-генпрокурора под тем же предлогом лишили также права баллотироваться в списке КПРФ (5-е место в Уральской группе кандидатов). Скуратов и тут пытался пожаловаться, но Верховный суд не встал на его сторону.

Округ N97

В Курской области в Курском округе N97 был снят с регистрации бывший вице-президент России Александр Руцкой - так же, как Скуратов, подозреваемый в мстительных чувствах по отношению к президенту (поскольку в 2000 году Кремль воспрепятствовал его переизбранию главой администрации Курской области). Предлог использовался зеркально противоположный тому, под которым лишили права баллотироваться Скуратова: Руцкой, наоборот, УКАЗАЛ в своих регистрационных документах должность советника ректора - проректора по общим вопросам Московского городского социального университета (МГСУ), которую он фактически занимал. Руцкой представил в докательство копию трудовой книжки и копию приказов о своем назначении, но, как выяснилось, такая должность не значилась на момент регистрации в штатном расписании МГСУ. Курский областной суд отказался удовлетворять иск против Руцкого, посчитав, что документы заполнены верно, но после этого дело Руцкого было передано в Верховный суд, который и лишил его регистрации.

Округ N45

В Тихорецком округе N45 (Краснодарский край) был снят с регистрации кандидат от КПРФ, депутат ГосДумы 3-го созыва Николай Денисов, “что позволило победить в этом округе брату губернатора Алексею Ткачеву.”17
В Думе член Центрального совета Аграрной партии России А.Ткачев вошел во фракцию “Единая Россия”.

Округ N197

В 197-м Орехово-Борисовском округе Москвы от “Единой России” баллотировался советник мэра Юрия Лужкова Константин Затулин. Для большинства претендентов из т.н. “команды Лужкова” думские кресла были обеспечены почти автоматически. Но К.Затулин - персонаж с плохой кредитной историей. В конце 80-х годов он был фактическим руководителем сети политического надзора за студентами Московского Университета. 13 лет назад доносы (”рапорты”) университетских осведомителей, написанные на его имя - о том, кто читает диссидентскую литературу, кто сочувствует “катакомбной” церкви, кто посещает выставки авангардистов - были впервые опубликованы.18
С тех пор эти доносы перепубликовываются соперниками Затулина на каждых выборах, в которых он принимает участие. Кроме того, на каждых выборах вновь всплывает скандал начала 90-х гг., когда коммерческие структуры, близкие к Затулину, провели квартирную лотерею “Москва и москвичи”.19 Выигранные участниками лотереи квартиры оказались невыкупленными ее устроителями у мэрии, но сам бизнесмен вскоре стал владельцем недвижимости на Средиземноморском побережье в Испании.
Чтобы обеспечить прохождение в Думу этого несколько проблематичного кандидата, мэрия предприняла беспрецедентные усилия. Ю.Лужков отдал префекту Южного административного округа Москвы (в который территориально входит избирательный округ N197) Юрию Бирюкову специальный приказ, в котором говорится буквально следующее:
“В последнее время в Южном административном округе многое делается для того, чтобы каждый район, каждый двор и подъезд стали удобными для жизни москвичей. В целях координации и более оперативной связи направляю в Южный административный округ советника Мэра Москвы Затулина Константина Федоровича, который будет находиться в постоянном контакте с органами исполнительной власти на местах и соответствующими структурами Правительства Москвы, для оказания помощи в решении возникающих у населения вопросов”.
Это был очень прозрачный намек префекту, что он головой отвечает за выборы Затулина.
Наконец, для полного счастья кандидата Затулина, его сопернику в борьбе за голоса правых избирателей, правозащитнику Льву Пономареву, выдвинутому от СПС при поддержке “Яблока”, было отказано в регистрации под предлогом несвоевременного предоставления в избирком всех необходимых документов.

Округ N47

В Ачинском округе N47 (Красноярский край) по жалобе кандидата-едоросса, депутата Государственной Думы Александра Клюкина краевой суд аннулировал регистрацию известного “авторитетного” бизнесмена Анатолия Быкова на том основании, что в трудовой книжке этого кандидата отсутствовала запись о его пребывании в СИЗО. Среди местного населения, в своем большинстве происходящего от зэков сталинского и царского времени, недавний зэк Быков имеет репутацию Робин Гуда и жертвы московской коррумпированной бюрократии. Ни на каких честных выборах Клюкин, многократный перебежчик (от Лебедя к Быкову, от Быкова к Жириновскому, от Жириновского в “Единство”) не смог бы его обойти. Московским имиджмейкерам Клюкина удалось убедить сначала избирком, а потом и судей, что “сам Путин” будет недоволен избранием “бандита” Быкова.

Округ N120

Но не только в Красноярском крае в выборе между официально признанными “уголовниками” и подозреваемыми в коррумпированности, но официально “честными” ставленниками административной олигархии избиратели склоняются к “уголовникам”, в особенности если те баллотируются под популистскими антикоррупционными и антибюрократическими лозунгами.
В Нижнем Новгороде в Канавинском округе N120 выставил свою кандидатуру Андрей Климентьев, которого ранее уже снимали с мэрских выборов (в сентябре 2002) и даже лишали уже завоеванного им кресла мэра (в марте 1998) с отправкой на нары. Никаких других шансов победить Климентьева у кандидата “Единой России” Любомира Тяна не было, кроме как отменить регистрацию соперника при помощи избиркома. Что и было сделано по жалобе еще одного кандидата, Дениса Горбушкина, решением облсуда - под предлогом недостоверности более половины подписей за выдвижение Климентьева. 28 ноября 2003 Верховный суд отклонил жалобу Климентьева и признал решение областного суда законным. Климентьев в отместку призвал голосовать “против всех” (В итоге Тян победил, получив 27%; “против всех” проголосовали 20%).

Округ N27

В Татарии в Приволжском округе N27 был снят с регистрации депутат Государственной Думы третьего созыва (по тому же округу), председатель регионального отделения Российской партии пенсионеров (РПП) Сергей Шашурин, бывший соперник Минтимера Шаймиева на выборах президента Татарстана 25 марта 2001 (Шашурин пришел тогда вторым с официальным результатом 5,78%; Шаймиев получил 79,39%).
В советское время молодой С.Шашурин был дважды осужден на короткие сроки за хулиганство и сопротивление милиции при задержании (в 1978 и 1979 гг.; в том числе в приговор входило избиение им при его задержании сразу нескольких милиционеров); позже он арестовывался за участие в московских событиях 1993 года на стороне хасбулатовского парламента, а также обвинялся в попытке убить следователя во время своего допроса.
18 марта 1995, все еще находясь в следственном изоляторе, С.Шашурин был избран депутатом Государственного Совета (парламента) Татарии по Арбузовскому территориальному избирательному округу N80, получив 49,64% голосов избирателей. 10 июля 1995 суд признал его виновным только в сопротивлении представителю власти, и он был освобожден из под стражи в зале суда, с зачтением ему срока, отбытого под следствием, отсидев в тюрьме один год, девять месяцев и тринадцать дней. Избрание в региональный парламент прямо из камеры - довольно редкий случай для России (если не единственный).
Шашуринская многопрофильная корпорация “Тан” (которая, как утверждает молва, когда-то начиналась с рэкета), является активной экономической силой в регионе и очень много занимается громкой благотворительностью. Естественно, что у Шашурина в Татарстане репутация Робин Гуда в еще большей степени, чем у Быкова в Красноярском крае.
Президент Шаймиев некогда пытался использовать популярность Шашурина в своих интересах: в частности, регистрация Шашурина кандидатом в депутаты ГосСовета, а затем триумфальное избрание прямо из тюремной камеры было, конечно, невозможным без негласной санкции на это Шаймиева (и то же самое, видимо, можно сказать о его избрании в 1999 году от Татарии в российскую ГосДуму).
В свою очередь, Шашурин стал воздерживаться от критики Шаймиева лично, заявлял о своей поддержки его политики. Однако в 2001 году Шашурин бросил вызов Шаймиеву на выборах президента Татарстана, претендуя, если не на победу, то на статус второго по значению политика в республике. Кроме того, он никогда не прекращал своих нападок на МВД, прокуратуру, лидеров местных административно-экономических кланов и придворных группировок. В июне 2003 г. С.Шашурин обвинил министра внутренних дел Татарстана Асгата Сафарова в организации заказных убийств и пособничестве торговле наркотиками и оружием.
По схеме казанских властей, мандат по Приволжскому округу в Татарии должен был в декабре 2003 г. перейти от С.Шашурина к выдвиженцу “Единой России” Айрату Хайруллину, но у Хайруллина не было шансов победить Шашурина в честной борьбе. В конце ноября 2003 С.Шашурин был зарегистрирован, но 1 декабря 2003 (в последний день, когда это было возможно, буквально за два часа до истечения срока) гражданская коллегия Верховного суда Татарии удовлетворила заявление окружной избирательной комиссии по Приволжскому избирательному округу N27 об отмене регистрации кандидата в депутаты Госдумы С.Шашурина - с формулировкой за “подкуп избирателей”.
Свидетельские показания в суде не были оглашены, обещанная избиркомом видеопленка, указывающая на “факты подкупа”, также не была продемонстрирована.20

По итогам выборов 7 декабря именно в Приволжском округе был установлен рекорд по “испорченным бюллетеням”, которых по официальным данным, оказалось 37%, что возможно объяснить только намеренной порчей их при подсчете. Скорее всего, порче (вписыванию дополнительных галочек), были подвергнуты бюллетени “против всех”. Если бы бюллетеней “против всех” оказалось более, чем 31% (официальный результат А.Хайруллина), в округе пришлось бы проводить повторные выборы.
Однако, поскольку процент испорченных бюллетеней, в отличие от бюллетеней, поданных “против всех”, на итоги выборов не влияет, избранным был признан А.Хайруллин.
Между тем, в четырех участковых комиссиях Приволжского округа N27 наблюдателям от партии “Союз правых сил” (СПС) удалось отследить вбросы бюллетеней и переделку протоколов.21

Дальнейшая судьба татарского политика N2 на конец лета 2004 года такова. 15 марта 2004 С.Шашурин был арестован в Москве сотрудниками Главного следственного управления при МВД Татарии и управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД республики. 18 марта 2004 в отношении Шашурина было возбуждено уголовное дело по обвинению в хищении материальных ценностей ОАО “Татархлебпродукт” и ЗАО “Сувар”, совершенном в 1996-1997 годах. 22 марта 2004 Главное следственное управление Татарии предъявило Шашурину еще одно обвинение - в клевете на руководителей МВД Татарии, а именно: министра внутренних дел Татарии Асгата Сафарова, его первого заместителя Рената Тимерзянова и начальника главного следственного управления Андрея Вазанова. МВД Татарстана сделало Шашурину предложение - извиниться, обещая взамен прекратить уголовное дело, но “крестный отец” корпорации “Тан” от предложения отказался.22

Округ N96

В Курганской области облизбирком 20 ноября 2003 обратился в суд с требованием отменить регистрацию кандидатом по Курганскому округу N96 бизнесмена Павла Федулева, что суд и сделал. Официальная причина - подкуп избирателей: подконтрольное Федулеву ООО “Новосельское” подарило 169 тыс. 450 рублей школе и больнице Титовского района на покупку копировальной техники и автомобиля. Кроме того, кандидат обвинялся в том, что при оплате агитационной продукции использовал средства помимо избирательного фонда. В Кургане местные власти расчищали путь к переизбранию депутату ГосДумы Николаю Безбородову (самовыдвиженец, вступивший после избрания во фракцию “Единая Россия”).

Округ N179

В Тюменском округе N179, чтобы обеспечить прохождение в Думу председателя Народной партии Российской Федерации (НПРФ) Геннадия Райкова, были лишены регистрации оба его основных соперника - Александр Черепанов (радикальный коммунист из РКРП, выдвинутый от КПРФ) и Вадим Бондарь (Союз правых сил). Предлог в обоих случаях одинаковый - участие в их избирательной кампании их же депутатских помощников, что было квалифицировано как использование кандидатами своего служебного положения. 6 ноября 2003 ЦИК одобрил отмену регистрации. По словам члена ЦИК с совещательным голосом Вадима Прохорова, на решении сказались “мощные лоббистские возможности” заместителя руководителя администрации Виктора Иванова, который”снимает кандидатов справа и слева, расчищая округ для Геннадия Райкова, не выдерживающего конкуренции”.23

Округа NN80 и 81

Позволив отстранить Бондаря и Черепанова, ЦИК в тот же день восстановил Татьяну Яковлеву (Ивановский округ N80) от “Единой России”, которой избирком Ивановской области отказал было в регистрации в угоду губернатору-коммунисту Владимиру Тихонову и его протеже и секретарю обкома КПРФ Галине Кузьминой.
В той же Ивановской области, невзирая на заступничество того же губернатора, местный суд лишил регистрации по Кинешемскому избирательному округу N81 Валентину Крутову (КПРФ) за использование ею служебной машины для поездок по округу. В этом округе расчищался путь в Думу едороссу Михаилу Бабичу, помощнику министра экономического развития. 28 ноября 2003 отмена регистрации В.Крутовой была подтверждена Верховным судом РФ.
Административный ресурс Москвы оказался сильнее административного ресурса коммунистического губернатора.

Округ N207

В Восточном избирательном округе N207 (Санкт-Петербург) по сигналу кандидата от “Единой России” Ирины Родниной был снят с дистанции фаворит гонки - депутат городского ЗС Александр Морозов. Избирательный штаб его соперницы раскопал подлог в документах об образовании Морозова - дипломы Чувашского госуниверситета и Тобольского пединститута у него оказались не настоящие. В ответ команда Морозова провела успешную кампанию за голосование “против всех” и 7 декабря избрания И.Родниной депутатом не произошло. Пришлось проводить в округе повторные выборы, которые Морозов выиграл (правда, на этот власть играла за Морозова, чтобы не допустить избрания бывшей соперницы Матвиненки Анны Марковой).

Округ N206

В Санкт-Петербурге же, угождая едороссу (формально - самовыдвиженцу) Андрею Бенину, местный избирком лишил регистрации независимого кандидата по Адмиралтейскому округу N206, бывшего политзаключенного Юлия Рыбакова, поддержанного “Яблоком”. Но в данном случае Центризбирком отменил решение ОИК и зарегистрировал Рыбакова, и он смог баллотироваться (но выборы Бенину проиграл).

Округ N52

Другой пример, когда местная инициатива не была поддержана в Москве - это попытка снятия с регистрации депутата ГосДумы третьего созыва Виктора Черепкова (Приморье, Владивостокский округ N52). 8 октября 2003 избирком отказал Черепкову в регистрации под предлогом, что он представил неполный пакет необходимых документов. В общей сложности это был уже двадцатый случай отстранения Черепкова от участия в выборах разного уровня. 10 октября Приморский краевой суд встал на сторону избиркома. По мнению самого Черепкова, это сделано было в угоду его конкуренту от “Единой России” Павлу Пацвальду. Согласно избирательному законодательству, необходимые для регистрации документы можно представлять за 45 суток до дня голосования, то есть у Черепкова еще было время до 20-х чисел октября.
15 октября 2003 Центризбирком отказал Черепкову в рассмотрении жалобы на отказ комиссии Владивостокского избиркома зарегистрировать его кандидатом на выборах в Госдуму под тем предлогом, что он уже подал кассацию на решение краевого суда. Но Черепков утверждал, что он не подавал на кассацию - на кассацию подали (якобы в его пользу) лица, на самом деле нанятые его оппонентами.
Но 23 октября Верховный суд отменил решение краевого, и 27 октября 2003 Центризбирком зарегистрировал Черепкова кандидатом в депутаты Госдумы, предписав окружной комиссии выдать ему удостоверение кандидата. Глава краевой комисси Приморья Сергей Князев даже после этого пытался “тормозить” Черепкова, отправив в Москву заявление о том, что его комиссия по-прежнему настаивает на своем решении.
Не удалась и вторая попытка убрать Черепкова с выборов, предпринятая на этот раз по жалобе другого соперника - Евгения Колупаева в соавторстве с его братом, лидером ЛДПР в Приморье Анатолием Колупаевым. Е.Колупаев обратился в Приморский краевой суд аннулировать регистрацию Черепкова за нарушения выборного законодательства: Черепков неоднократно летал в Москву подавать жалобу в ЦИК и Верховный суд, пользуясь своим правом депутата Госдумы на бесплатный билет. 1 декабря 2003 Приморский краевой суд отклонил жалобу Колупаева.
7 декабря 2003 В.Черепков получил 31.69% голосов избирателей и стал-таки депутатом Государственной Думы РФ четвертого созыва.

Округ N204

В Москве, в Чертановском округе N204 силами двух кандидатов, в том числе бывшего офицера КГБ Владимира Груздева (”Единая Россия”) была предпринята попытка снять по суду единого кандидата СПС и “Яблока” Владимира Кара-Мурзу-младшего - именно за то, что он, будучи официально выдвинут СПС, “незаконно” известил избирателей, что поддерживается также и “Яблоком”. Это абсурдная претензия была отвергнута судом, но Кара-Мурзе пришлось для этого предъявить подписанную Г.Явлинским справку.

Округ N61

В Архангельском округе N61 местные власти попытались лишить регистрации крупного бизнесмена Владимира Крупчака (председателя совета директоров Архангельского ЦБК), исключенного из “Единой России” за выставление своей кандидатуры против официального кандидата едороссов по этому округу, вице-губернатора Архангельской области Тамары Румянцевой. Под предлогом использования в избирательной кампании средств помимо избирательного фонда он был лишен регистрации решением Архангельского облсуда: как агитацию в пользу В.Крупчака суд квалифицировал материалы об Архангельском ЦБК, размещенные на правах рекламы в ряде центральных и местных изданиях. В.Крупчак, однако, апеллировал к Верховному суду РФ, и его регистрация была восстановлена. 7 декабря 2003 он успешно избрался.

Общие итоги выборов 7 декабря 2003

По итогам выборов 7 декабря 2003, при явке избирателей 55,75%, партия “Единая Россия”, выступавшая под лозунгом “Вместе с президентом!”, получила, согласно официальным данным, 37,57% голосов избирателей и 228 мандатов из 450-ти (120 по списку, 100 выдвиженцев в мажоритарных округах + 8 поддержанных ею самовыдвиженцев и выдвиженцев родственных партий). После присоединения депутатов-одномандатников от Народной партии (17 мандатов), Союза правых сил (3 мандата), Аграрной партии России (2 мандата), а также самовыдвиженцев и перебежчиков (2 - из “Родины”, 1 - от “Яблока”, 1 - от КПРФ) численность фракции “Единой России” составила 306 человек, то есть едороссы получили в Думе более чем конституционное большинство.
Оппозиционная КПРФ набрала всего 12,61% голосов и 51 мандат (40+11), торгующая своими голосами ЛДПР - 11,45% (36 мандатов), полуоппозиционная лево-шовинистическая “Родина” Сергея Глазьева, Дмитрия Рогозина и Сергея Бабурина - 9,02% и 37 мандатов (29+8), во фракцию вошли 38 депутатов). Во фракции “Родина” в феврале 2004 фактически выделилась пропутинская подфракция (не менее 17 депутатов из 38) во главе с Д.Рогозиным.
“Яблоко” и СПС не преодолели 5-процентный барьер, получив по мажоритарным округам соответственно 4 и 3 мандата (все три члена СПС и один “яблочник” сразу после выборов вступили во фракцию “Единая Россия”). Кроме того, в Думу попали около 5 мелкопартийных и беспартийных демократов. 3 места остались вакантными (победила графа “Против всех кандидатов”).

Частные случаи нарушений

Избирательная кампания и выборы проходили, как и отметили международные организации, под знаком полного господства административного ресурса.24

Наблюдатели от партий, журналисты, рядовые избиратели в сам день голосования 7 декабря зафиксировали гигантское количество нарушений, которые создавали предпосылки для фальсификации итогов в пользу “партии власти” и/или являлись свидетельствами таких фальсификаций.
Вот только некоторые примеры.
На участке N1714 (Орехово-Борисовский округ N197 в Москве, выборы К.Затулина) во время подсчета бюллетеней внезапно выключили свет. Комиссия выгнала всех наблюдателей, зачем-то были открыты все окна. В темноте в окна можно было передать что-угодно - от пачки заполненных бюллетеней до урны целиком. В этом округе выключали свет и выгоняли наблюдателей и на других участках - у многих наблюдателей сложилось впечатление, что свет отключался запланированно и что в их отсутствие изымались либо портились бюллетени “против всех” и добрасывались бюллетени в пользу Затулина.
На участке N2702 (Тушинский округ N200 в Москве, выборы Владимира Васильева) пожилая избирательница, которой принесли выносную урну, обратила внимание на то, что урна не опечатана. В такую урну не только можно вложить любое количество “нужных” бюллетеней, но и вынуть все “ненужные”. По просьбе избирательницы урну попытались опечататать заново, но бумага, как оказалось, в принципе не приклеивалась к пластмассе, из которой сделана урна. Такими же удобными для фальсификаторов свойствами обладали и многие другие выносные урны.
На участке N622 (Медведковский округ N196, выборы Георгия Бооса) избирателям с открепительными талонами не выдавали бюллетень для голосования по одномандатому округу (что совершенно правильно), но тем не менее предлагали расписываться не за два бюллетеня (выборы в Думу по спискам и выборы мэра), а за все три. Заметивший это избиратель настоял на том, чтоб его подпись была вычеркнута, но он обратил внимание, что ВСЕ избиратели с открепительными расписались в тетрадях учета выдачи бюллетеней по три раза. Напрашивается подозрение, что сэкономленные бюллетени были при подсчете добавлены в стопку бюллетеней за Бооса.
В Бабушкинском округе N192 в Москве (выборы Сергея Широкова) наблюдателям от “яблочного” кандидата Сергея Митрохина не выдавали копии протоколов, пока по их вызову не приехали представители ОБСЕ. По окончании голосования наблюдателями “Яблока” была зафиксирована перевозка неопечатанных бюллетеней (из участковых комиссий в окружную).25
В итоге, по официальным данным, С.Митрохин уступил С.Широкову 1,5%.

В отличие от прежних лет, в Москве в этот раз наблюдатели зачастую получали копии протоколов с теми же трудностями, как это всегда происходит в Татарии и Башкирии (многие участковые комиссии не подписывали протоколов, не утвердив их предварительно “наверху” - в территориальных комиссиях. Соответственно, копии выдавались наблюдателям только после “проверки” и утверждения протоколов в территориальной комиссии).
На участке N1064 Балашовского избирательного округа N157 (выборы Петра Камшилова; Саратовская область, пос.Краснознаменный Самойловского района) секретарь участковой комиссии на глазах у избирателей вбросила в урну пачку избирательных бюллетеней; жалобу наблюдателей председатель комиссии принять отказалась.26

В Ростовской области на участке N1546 число открепительных удостоверений по протоколу в сводной таблице “ГАС-Выборы” равно 0, а в копии протокола той же комиссии, выданной наблюдателю КПРФ, это число равно 406.27

В Ингушетии выборы были тотально фальсифицированы в пользу “Единой России”. Один из проигравших выборы кандидатов, Муса Оздоев (отнюдь не оппозиционер - лидер ингушского отделения Народной партии) с помощью друзей и родственников проверил протоколы нескольких участковых комиссий методом подворного опроса избирателей.
На участке N67 (Ингушский округ N13, выборы Башира Кодзоева), “53 человека не опознали либо свои подписи, либо паспортные данные, либо и то, и другое. 46 граждан опросить не удалось, поскольку они по указанным в списке избирателей адресам не проживают - кто-то давно перебрался в другие города, кто-то - в другие страны, кто-то до выборов не дожил.”28
“Это результат спешки, - говорит Муса Оздоев. - Участковые комиссии просто не успевали толково “распределить” огромное количество бюллетеней, вброшенных уже по окончании голосования. [...]На упоминавшемся уже участке N67 за партию “Единая Россия”, например, было подано 164 голоса - так зафиксировано в протоколе участковой комиссии. Но в отчете территориальной комиссии результат “ЕР” подрос до 1784 голосов. Непомерная разница в 1620 волеизъявлений лишь частично была покрыта за счет занижения результатов других партий, а в основном эту дыру залатали, заочно “обюллетенив” около тысячи граждан.” 29
Впрочем, в некоторых других национальных республиках - в первую очередь в Дагестане Магомедали Магомедова, Северной Осетии Александра Дзасохова, Кабардино-Балкарии Валерия Кокова выборы в ГосДуму проводились примерно с таким же размахом фальсификаций, как в Ингушетии Мурата Зязикова.
В апреле 2004 Верховный суд Ингушетии признал необоснованными претензии депутата Народного собрания республики М.Оздоева к республиканскому избиркому и отказал ему в требовании отменить объявленные избиркомом результаты декабрьских выборов в Госдуму РФ по Ингушетии.
Подавляющее большинство исков к итогам выборов по различным округам (от КПРФ, “Яблока”, отдельных граждан) были просто не приняты судами к рассмотрению.

Вопрос о количестве избирателей

По данным Госкомстата, в 2003 году в России умерло 2 млн. 160,5 тыс. человек. С учетом рождаемости и миграции уменьшилось народонаселение за тот же год на 767,6 тыс человек.30
Подавляющее большинство двух с лишним миллионов умерших - это избиратели. Родившиеся и практически все мигранты (за исключением нескольких тысяч) - не избиратели. Тем не менее, количество избирателей в стране за 2003 год официально не уменьшилось, а возросло. Только за первое полугодие 2003 года электорат, по данным Центризбиркома, вырос на 2 млн. человек.31

Точно также летом 1996 года за две недели между первым и вторым туром президентских выборов численность избирателей выросла на 100 тысяч. А в период между думскими выборами декабря 1999 года и президентскими выборами марта 2004, то есть за три месяца, количество избирателей выросло на 1 миллион 300 тысяч человек.
В официальном ответе начальника Управления переписи населения и демографической статистики Госкомстата Ирины Збарской на запрос “Независимой газеты” утверждается:
“Несмотря на сокращение численности населения России, отмечающееся с 1992 года, население в возрасте 18 лет и более за последние 10 лет выросло на 3,7 млн. человек, что в свою очередь повлияло на рост числа избирателей. Это произошло за счет вступления в данную возрастную группу многочисленных поколений, родившихся в конце 1970-х начале 1980-х годов, и положительного миграционного прироста. …По прогнозу прирост численности населения в данном возрасте за 2003 год может составить около 300 тысяч человек”.32
Однако 300 тысяч - это все-таки не 2 миллиона! Центризбирком (или его источники информации) только за первое полугодие 2003 года почти в 7 раз умножил прирост избирателей, заложенный в прогноз Госкомстата!
Оказалось, однако, что и это не предел. “…на заседании Центризбиркома 10 февраля 2004 выяснилось, всего за несколько месяцев количество избирателей непонятным образом увеличилось на 400 тысяч человек.” 33
Таким образом, за 2003 год численность избирателей выросла на 2 миллиона 400 тысяч человек, тогда как могла увеличиться только на 300 тысяч.
Данные о числе граждан, имеющих право голосовать, в ЦИКе получают от региональных органов исполнительной власти. Именно местные власти, отвечающие перед “верхним” начальством за выполнение плана по голосованию, в первую очередь заинтересованы в существовании числящихся только на бумаге “мертвых душ”.
В интервью “Независимой газете” заместитель гендиректора Центра политических технологий Борис Макаренко отметил:
“…мертвые души” голосовать не могут. А коль скоро они не придут, то бюллетень за них может опустить дядя по имени “административный ресурс”.34

Если из 2 миллионов 400 тысяч общей прибавки избирателей за 2003 год вычесть реально возможную, по мнению Госкомстата, прибавку в 300 тысяч, то получится разница в 2 миллиона 100 тысяч голосов.
То есть примерно такой резерв голосов имелся у местных властей и избиркомов для “добрасывания” в пользу “нужных” кандидатов и партий.

Источник

Комментарии:

Метки: выборы | манипулирование | общество | политика | СМИ | сознание

Похожие статьи:
Забей на выборы
Медведев: выборы прошли честно и справедливо
Выборы в России и память
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
НедавниеПопулярныеСлучайные
Использование и распространение материала приветствуется
(с активной ссылкой на источник)
Творческое объединение ПРАВДА© 2008-2016